Lazurnensky.ru

Обзорный аналитик
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Субсидиарная ответственность директора управляющей организации за долги перед ресурсоснабжающими организациями

ВС разъяснил тонкости привлечения к субсидиарной ответственности руководителей убыточных предприятий

21 мая Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 302-ЭС20-23984 по делу № А19-4454/2017 о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя теплоснабжающей организации-банкрота за неподачу заявления о банкротстве должника и учредителя последнего за доведение до несостоятельности.

Экс-главу МУП привлекли к субсидиарной ответственности

В октябре 2015 г. администрация Новоигирминского городского поселения Нижнеилимского района создала МУП «Управляющая компания “Спектр”» для предотвращения срыва предстоящего отопительного сезона из-за прекращения деятельности предыдущих ресурсоснабжающих организаций. Основной вид деятельности организации сводился к оказанию услуги по теплоснабжению, ее руководителем со дня создания был Владимир Алиев.

Только в мае 2016 г. Служба по тарифам Иркутской области ввела для предприятия новые тарифы, начиная с 1 июня 2016 г. До этого момента МУП использовало, в соответствии с рекомендацией администрации, тарифы прежних ресурсоснабжающих организаций в качестве вынужденной меры для недопущения социальной напряженности среди потребителей.

Впоследствии предприятие было признано банкротом по заявлению общества «Иркутскэнергосбыт». Конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя МУП за неисполнение обязанности по подаче в суд заявления о банкротстве возглавляемого им предприятия, а также администрации городского поселения на основании п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве за действия или бездействие, ставшие причиной банкротства предприятия.

Три судебные инстанции удовлетворили заявление частично, взыскав с Владимира Алиева в конкурсную массу должника свыше 9 млн руб. и отказав в удовлетворении требования к администрации. Суды исходили из того, что у предприятия образовалась задолженность по оплате электроэнергии, поставленной в ноябре 2015 г. обществом «Иркутскэнергосбыт», в сумме 754 тыс. руб. По условиям сделки расчеты за этот месяц должны были быть осуществлены не позднее 18 декабря. Эта задолженность так и не была погашена, а деятельность МУП с самого начала была убыточной, долги перед контрагентами только нарастали, и по итогам 2015 г. активов должника уже было недостаточно для расчетов с кредиторами.

Суды также сочли, что по истечении трех месяцев со дня согласованного срока платежа за электроэнергию, полученную в ноябре 2015 г., руководитель МУП обязан был подать в суд заявление о банкротстве предприятия не позднее 19 апреля 2016 г. При этом они отклонили доводы Владимира Алиева о частичном погашении задолженности перед «Иркутскэнергосбытом», о направлении им обращений в Министерство жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области с заявками о предоставлении субсидии в целях возмещения недополученных доходов, возникших из-за представления услуг населению по экономически необоснованным тарифам.

В удовлетворении требования о привлечении администрации к субсидиарной ответственности суды отказали ввиду недоказанности причинно-следственной связи между ее поведением и банкротством предприятия. Конкурсный управляющий, как отмечалось в судебных актах, не указал конкретные действия, которые должна была предпринять администрация для восстановления платежеспособности предприятия, и меры контроля, при использовании которых не наступили бы негативные последствия в виде банкротства. В свою очередь, факт уменьшения размера чистых активов МУП не является достаточным основанием для привлечения собственника его имущества к субсидиарной ответственности.

ВС не поддержал выводы нижестоящих судов

В кассационной жалобе в Верховный Суд Владимир Алиев просил отменить судебные акты нижестоящих инстанций.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что при разрешении вопроса о привлечении бывшего руководителя к ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве существенное значение имеет установление момента возникновения соответствующей обязанности. Этот момент определяется тем, когда обычный, разумный и добросовестный руководитель, поставленный в ту же ситуацию, что и руководитель должника, должен был осознать такую степень критичности положения подконтрольной организации, которая объективно свидетельствовала о невозможности продолжения нормального режима хозяйствования.

«Судебная коллегия не может согласиться с выводом судов о том, что обычный добросовестный и разумный руководитель предприятия, учрежденного в середине отопительного сезона для обеспечения реализации прав граждан на доступ к социально значимым благам в сфере коммунального обслуживания, находящийся в той же ситуации, что и Владимир Алиев, спустя столь короткий промежуток времени, прошедший со дня создания этого предприятия, и при отсутствии иной теплоснабжающей организации на территории п. Новая Игирма, расположенного в Восточной Сибири, не дожидаясь окончания отопительного сезона, принял бы решение об обращении в суд с заявлением о банкротстве возглавляемого им предприятия», – заметила Коллегия.

Как пояснил Суд, грамотный менеджер, наоборот, приступил бы к более детальному анализу ситуации, развивающейся на вновь образованном предприятии, что соответствует смыслу подп. 2 п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». По результатам такого анализа не исключается возможность разработки и реализации экономически обоснованного плана в целях санации должника, если его руководитель правомерно надеется на преодоление кризисной ситуации в разумный срок и прилагает необходимые усилия для этого. Наличие же антикризисной программы может подтверждаться не только документом, поименованным соответствующим образом, но и совокупностью иных доказательств. «При этом возложение субсидиарной ответственности допустимо, в частности, когда следование плану являлось явно неразумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах, либо когда план разрабатывался лишь для создания внешней иллюзии принятия антикризисных мер и получения отсрочки, с тем чтобы выиграть время для совершения противоправных действий, причиняющих вред кредиторам», – подчеркнул ВС.

Верховный Суд также учел возражения бывшего руководителя МУП о том, что невозможность исполнения предприятием обязательств перед основным кредитором в лице общества «Иркутскэнергосбыт» была обусловлена, помимо прочего, спецификой деятельности должника, работающего в сфере ЖКХ, которая нередко характеризуется наличием, с одной стороны, кредиторской задолженности перед поставщиком энергоресурса, с другой стороны, дебиторской задолженности граждан и иных потребителей. По словам Владимира Алиева, 29 февраля 2016 г. МУП уже обращалось в Службу по тарифам Иркутской области с заявлением об установлении ему собственных тарифов, а затем направляло заявки о предоставлении субсидии в различные инстанции.

Как пояснил ВС, нижестоящим судам следовало оценить эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи, установив, имелся ли у Алиева план выхода из кризиса. «При разрешении вопроса о наличии оснований для привлечения директора к субсидиарной ответственности правовое значение имеют иные обстоятельства: являлся ли план разумным в момент его принятия; когда негативные тенденции, продолжившиеся в ходе реализации плана, привели предприятие в состояние, свидетельствующее о том, что план себя исчерпал», – заключил Суд.

ВС также не согласился с выводами об освобождении администрации от ответственности. Как пояснил Суд, основной кредитор не имел возможности отказаться от заключенного с МУП договора энергоснабжения и прекратить (приостановить) исполнение обязательств по поставке электрической энергии, т.е. изначально находился в положении лица, которое заведомо будет страдать от взаимодействия с предприятием. В свою очередь администрация городского поселения создала предприятие для предотвращения чрезвычайной ситуации (срыва отопительного сезона), МУП имело возможность оказывать услугу по теплоснабжению и фактически осуществляло уставную деятельность.

«Между тем, если у учредителя организации не было какой-либо неопределенности относительно рынка и масштабов деятельности нового, созданного им участника гражданского оборота, и уже на начальном этапе ему было заведомо известно, что организация не имеет возможности вести нормальную предпринимательскую деятельность в этой сфере ввиду явного несоответствия полученного ею имущества объему планируемых мероприятий, избранная учредителем модель поведения уже в момент ее выбора приводила к очевидному дисбалансу прав должника и его кредиторов. Такой учредитель не может быть освобожден от субсидиарной ответственности, предусмотренной п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве», – указано в постановлении.

Более того, добавил Верховный Суд, по-разному истолковав одни и те же обстоятельства и привлекая вследствие этого к субсидиарной ответственности одно контролирующее лицо и одновременно освобождая от данной ответственности другое, суды тем самым лишили первого солидарного должника по субсидиарной ответственности возможности получить возмещение от второго по правилам о регрессе, что недопустимо.

Таким образом, ВС отменил все судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение.

Эксперты оценили значение выводов ВС для практики

Юрист банкротного направления юридической фирмы VEGAS LEX Антон Кальван считает, что определение повлияет на правоприменительную практику привлечения к субсидиарной ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве.

«Общий лейтмотив этого судебного акта: необходимо более тщательно разбираться в причинах банкротства должника и действиях (бездействии) контролирующих должника лиц, предшествовавших банкротству. Закон о банкротстве действительно позволяет освободить от ответственности руководителя должника, следовавшего экономически обоснованному плану. Вместе с тем отсутствие документального закрепления плана не свидетельствует о его отсутствии в принципе. Наличие такого плана может подтверждаться иными доказательствами (например, перепиской с контрагентами, обращениями в органы власти, протоколами совещаний)», – подчеркнул он.

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар полагает, что ВС привел очень важные, в первую очередь политические, мотивы отмены судебных актов нижестоящих судов: «На мой взгляд, Верховный Суд, явно осознавая масштаб назревающей проблемы и количество действующих в стране МУП и ГУП, сформировал несколько важных выводов, которые должны учитываться при рассмотрении споров о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей таких предприятий».

Юнис Дигмар отметил, что согласно выводам ВС даже в случае возникновения признаков банкротства разумный руководитель МУП/ГУП не обязан незамедлительно подавать заявление о банкротстве возглавляемого им предприятия. «Это обусловлено прежде всего тем, что, как правило, такие предприятия осуществляют социально значимые функции и их банкротство может привести к негативным социально-экономическим последствиям. В указанном случае руководитель обязан детально проанализировать сложившуюся ситуацию, разработать план и попытаться его реализовать. О наличии подобного рода плана может свидетельствовать в том числе переписка руководителя с органами муниципальной и государственной власти, в которой разумный руководитель предлагает меры для выхода из сложившейся ситуации. И лишь после того, как план себя исчерпал и имеются объективные предпосылки полагать, что предприятие не выйдет из кризисной ситуации, руководитель обязан обратиться в суд с заявлением о банкротстве предприятия», – пояснил он.

Адвокат добавил, что важный политический посыл определения заключается в том, что ВС ориентировал нижестоящие суды более детально разбираться в подобных спорах, подспудно намекнув им, что поголовное привлечение руководителей МУП/ГУП может привести к ситуации, когда руководить ими будет просто некому, ведь зачастую подобные предприятия всегда ходят на грани, а иногда и за гранью банкротства, в том числе в связи с тем, что их деятельность нацелена на простых потребителей, а их стоимость зачастую является явно заниженной, не покрывая даже фактические расходы. «Еще один важный момент, который заслуживает особого внимания: ВС РФ указал, что если учредитель установил для подконтрольного ему предприятия низкие тарифы, которые не покрывают его расходы, то винить в банкротстве предприятия его руководителя нельзя», – резюмировал Юнис Дигмар.

Адвокат, руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко полагает, что нельзя быть руководителем изначально убыточного МУП и освобождаться от ответственности со ссылками на годами продолжающиеся безрезультатные попытки вывести его из кризиса. «Учитывая, что в подобных ситуациях на практике с заявлением о банкротстве почти всегда обращаются кредиторы, руководителю в какой-то момент должно быть ясно, что его план выхода из кризиса не сработает. Главное, как указал Верховный Суд в этом деле, создание МУП, которое изначально не способно к ведению нормальной хозяйственной деятельности, должно влечь субсидиарную ответственности учредителя. Надеюсь, теперь практика создания и функционирования убыточных МУП останется в прошлом», – предположила она.

Читать еще:  Штрафы за пломбу, отсутствие счeтчиков и воровство энергии

К ответственности могут привлечь всё руководство

Если у компании долги, своими вещами и деньгами рискует всё руководство: учредители, генеральный и финансовый директоры, главный бухгалтер, акционеры.

Главное — чтобы сотрудник действительно был тем человеком, который принимал решения, влиял на компанию и привел ее к банкротству. Такого человека закон называет контролирующим лицом.

В ООО «Лосось» началась процедура банкротства. Управляющий проверил бухгалтерию и заметил, что не хватает первичных документов, а еще бухгалтер не платил по долгам, хотя мог. И попросил суд привлечь его к ответственности: из-за ошибок в бухучете руководство не знало, что дела настолько плохи. Но бухгалтер рассказал, что так поступать ему велел директор. К ответственности привлекли обоих.

Посадить на свое место номинального директора тоже не получится — всё равно обвинят тех, кто управлял компанией на самом деле. А номинальному директору ничего не будет, если он докажет, что не при делах, или укажет на настоящего руководителя.

А еще суд может привлечь кого угодно, даже младшего бухгалтера, если поймет, что именно он тратил деньги и заключал рискованные сделки.

Действия директора УО, когда она не может платить кредиторам

Согласно ст. 9 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкотстве)», руководитель организации-должника обязан обратиться с заявлением в суд, если удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приведёт к тому, что организация не сможет исполнить обязанность по оплате обязательных платежей в полном объёме перед другими кредиторами.

Такое заявление нужно направить в суд не позднее, чем через месяц после того, как организация не смогла выполнить требования кредиторов (ч. 2 ст. 9 № 127-ФЗ).

Бывший директор управляющей организации-должника не выполнил требования Закона о несостоятельности. Он знал, что задолженность перед РСО копится, что является подтверждением причинно-следственной связи между неподачей в суд заявления о признании должника банкротом и невозможностью удовлетворения требований кредиторов.

После признания компании банкротом, кредиторы, чьи требования не были удовлетворены, для привлечения к субсидиарной ответственности выполняют следующие действия:

  • в суде получают решение о том, что компания-должник признана банкротом;
  • определяют размер долга, который компания им не выплатила;
  • получают подтверждение, которое доказывает, что компания-должник не обладает имуществом, способным погасить долг;
  • подают заявление о привлечении к субсидиарной ответственности определенных лиц, влияющих на деятельность компании, в арбитражный суд.

Как избавиться от субсидиарной ответственности

Руководитель Общественной приемной при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в Москве и вице-президент Ассоциации юристов в сфере ликвидации и банкротства Владимир Кузнецов в рамках бизнес-пикника в усадьбе Гребнево рассказал о защите бизнеса, особенностях привлечения к субсидиарной ответственности, а также о том, что делать, если ответственность все-таки настигла.

Недавно на Арбате за 10 минут до конца рабочей смены сотрудница управы, начав снимать на телефон еще с улицы магазин оптики, вошла в помещение, где не было посетителей. Внутри была единственная сотрудница, с маской на лице, но без перчаток – она набивала на компьютере результаты своей работы. Ей тут же предъявили нарушение масочно-перчаточного режима, пообещали через день оштрафовать. Предприниматель утром следующего дня успел пожаловаться нашему штабу по защите прав бизнеса, и уже к вечеру из управы позвонили, извинились и отстали.

Говорю я это к тому, что если предприниматель чувствует, что кто-то перегибает – нужно приходить к нам. Мы приезжаем на автомобиле мобильного штаба – многие госорганы сразу прекращают заявлять незаконные требования и начинают относиться к ситуации не со стороны буквы закона, а со стороны духа закона.

Субсидиарная ответственность

Я как вице-президент Ассоциации юристов в сфере ликвидации и банкротства хочу рассказать о субсидиарной ответственности. Это дополнительная ответственность, когда должником не может быть исполнено основное обязательство. К субсидиарной ответственности могут привлечь руководителя организации, а также участников-акционеров компании и даже юристов, бухгалтеров и аудиторов.

Очень важно, чтобы те, кто начинают бизнес, сразу приучались к юридической грамотности. Торговля – это не то, что ты можешь купить за Х, а продать за 3Х. Торговля – это еще и умение спрогнозировать, что будет, если вдруг ты не сможешь продать ни за 3Х, ни за Х, ни даже за 0,5Х.

Кассовые разрывы могут случиться у каждого предпринимателя, вопрос в том, как он управляет этими разрывами.

Очень важно понимать, что будет, если кто-то не сможет исполнить обязательства. Если кто-то создает общество с ограниченной ответственностью и это общество не сможет выполнить какие-то обязательства, многие думают, что максимум ответственности – в рамках внесенного уставного капитала, 10 тысяч рублей, но это далеко не так. Если будет доказано, что руководитель компании предпринимал неправильные, неразумные действия, которые привели к ущербу кредиторов, к нему могут быть применены требования в рамках суммы обязательств перед контрагентами. Несмотря на то, что это были обязательства юридического лица.

Хочу, чтобы все оценивали это до того, как начинаются те или иные сделки. Если вы не знаете каких-то нюансов, если вы только в начале бизнес-пути, приходите к юристам.

Нужно, чтобы был человек, который разложит все риски и объяснит, что будет, если что-то пойдет не так.

Например, предприниматель попал в тяжелую ситуацию и не может заплатить аренду. Если в моменте, когда он находится на этапе неисполнения обязательств, он возьмет на себя какие-то дополнительные обязательства, которые могут ухудшить его финансовое положение (например, примет предоплату от клиента за товар, которого у него в наличии нет), и при этом он не сможет поставить товар или реализовать, сделка не состоится. Это будут виновные действия директора, потому что при наличии неисполненных обязательств в размере аренды он набрал другие обязательства. И вот уже претензии будут далеко не в рамках размера уставного капитала, а в рамках размера неуплаченной аренды и обязательств перед контрагентом, с которым он заключил договор.

Если бухгалтер начинает в этой части хоть что-то рекомендовать предпринимателю, и если результат рекомендаций – оптимизация, то с высокой долей вероятности субсидиарная ответственность будет применена и к бухгалтеру. Не могу сказать, что это в 100% случаев, но знать об этом надо. Особенно это касается юристов и бухгалтеров, потому что часто собственники и руководители бизнеса, когда понимают, что в отношении них субсидиарная ответственность уже в любом случае будет применена, стараются эту массу ответственности разделить с кем-нибудь еще.

Юристы и бухгалтеры должны рассказывать не в тоне «нужно или не нужно», а «это правильно, а это может привести к таким последствиям».

Нужно относиться с должным вниманием к тому, что вы говорите партнерам по бизнесу. Потому что когда все хорошо – все хорошо. А когда все плохо, стороны стараются свалить это друг на друга.

Что может стать причиной субсидиарной ответственности

Назвать полный перечень нельзя. Но точно можно сказать, что заключение сделок на нерыночных условиях (существенно дешевле, чем на рынке), отгрузка товаров без предоплаты в пользу контрагента, с которым ранее не велась деятельность – это одни из первых оснований, по которым если вдруг дело дойдет до банкротства, конкурсный управляющий будет оценивать финансово-хозяйственную деятельность руководителя компании-должника. Таких сделок быть не должно.

Если вы все-таки хотите продать какой-то неликвидный продукт по цене значительно ниже рыночной, рекомендую всегда заручаться отчетами оценщиков, лучше даже ни одной компании, а двух разных.

Это нужно для того, чтобы потом нельзя было сказать, что вы сами приняли решение о продаже.

За границей часто большие здания продаются по 1 евро. Это не потому, что они реально столько стоят, а потому что человек, принимающий на себя этот актив, вынужден будет вложить больше. И этому есть объяснение. Если вы продаете высоколиквидный товар, квартиру в центре Москвы за миллион рублей, то сделка явно направлена на выведение активов юрлица – это может стать причиной привлечения лица, которое приняло решение о совершении сделки, к субсидиарной ответственности в размере рыночной стоимости актива.

Также нужно помнить, что когда речь идет о налоговой оптимизации для уменьшения налоговой базы, и в качестве поставщиков указывают компании, которые реально деятельность не вели, то лицо, которое вносит недостоверные данные в отчетность, также может получить субсидиарную ответственность. Это директор, но чаще бухгалтер – тот, кто готовил отчетности и не мог не знать о том, что данные фиктивны. Даже если бухгалтеру директор говорит: «Внеси, ничего страшного там не будет, если что меня только дернут», это не так. Если дело дойдет до привлечения к субсидиарной ответственности, у бухгалтера будут реальные риски. На сегодняшний день количество таких дел серьезно увеличивается, поэтому всегда нужно думать о последствиях.

Виновное бездействие

Помимо виновных действий есть еще понятие «виновное бездействие». Оно может начинаться от действий участника, который уклоняется от принятия решения общего собрания участников с невозможностью одобрить крупную сделку. Если такое происходит, участника сложно будет привлечь, но вероятность привлечения его к субсидиарной ответственности существует.

Также понятие касается тех, кто имеет в балансе дебиторскую задолженность, которая сложилась из налоговой оптимизации прошлых периодов, и не предпринимает никаких действий по взысканию дебиторской задолженности. Если дебиторская задолженность есть (даже если она дружественная), но вы не писали контрагенту претензионные письма с требованием вернуть задолженность, не подавали в суд, то нужно понимать, что это бездействие. Оно будет виновным, и в рамках размера этой дебиторской задолженности директор может быть привлечен к субсидиарной ответственности.

Нужно помнить о сроке в 30 дней, когда директор обнаруживает или должен был обнаружить превышение обязательств над активами организации и необходимости подачи на банкротство.

Этим обязательно нужно пользоваться, даже если заседание не будет назначено. Если не подал – значит, уже виновен. Это то, с чем сталкиваются практически все компании с кассовыми разрывами.

Что влияет на решение суда о привлечении к субсидиарной ответственности

Я часто сталкиваюсь с обеими сторонами – и с теми, кто хочет привлечь руководителя к субсидиарной ответственности, и с теми, кто хочет защититься от таких обвинений. На сегодняшний день позиция судов такова, что в большинстве случаев судья требует указать конкретный момент времени, в котором конкретные действия директора привели к конкретному ущербу для кредиторов. В этом состоит сложность именно привлечения к субсидиарной ответственности.

Такая позиция у судов практически всегда, за исключением тех случаев, когда есть долг перед бюджетом.

Если есть долг по налогам, то вероятность того, что суд примет решение в пользу субсидиарной ответственности крайне высока. Нужно понимать, что если возникает какая-то просрочка перед контрагентами или налоговая проверка и вы понимаете, что может не хватить средств для оплаты, то нужно идти к тем, кто сможет беспристрастно, не разводя на деньги, объяснить, что нужно делать в кризисной ситуации.

Если прийти к юристам уже при первых признаках неплатежеспособности, либо при первом получении претензии от кредитора, вероятность того, что грамотный юрист даст правильный совет – крайне высока.

Есть разные стадии банкротства, если войти в процедуру наблюдения, устанавливается мораторий на погашение требований, возникших до введения этой процедуры. Это очень важно и особенно касается компаний-застройщиков, они часто этим пользуются. Если компания должна большому количеству поставщиков, но деятельность ее все-таки прибыльна, отказ от процедуры наблюдения может привести к тому, что кредиторы, выигрывая суды и получая исполнительные листы, просто заберут оборотные средства. Если войти в процедуру наблюдения, то по обязательствам, которые возникли ранее, невозможно будет истребовать эту задолженность, можно будет наладить свою деятельность, перейдя из наблюдения в оздоровление. Но чтобы это все реализовать, нужно советоваться с теми, кто действительно в этом разбирается.

Читать еще:  Как и в каком размере начисляется квартплата в коммунальной квартире
Тема «сменить директора-участника, просто все бросить и убежать» имеет место быть, но нужно понимать, что если оппонент против вас борется грамотный, то он организует опрос директора и участника с получением показаний, что данное лицо не хотело становится руководителем, не имело намерений вести бизнес.

Тогда впереди гарантированное привлечение к субсидиарной ответственности, а управление компанией будет потеряно.

Если уже привлекли к субсидиарной ответственности

Приходят, например, к нам клиенты, которых суд «наградил» полумиллиардом рублей субсидиарной ответственности. Вот есть человек, у которого недвижимости миллионов на 30 и есть долг на 500 миллионов. Понимаешь, что эта задолженность не будет списана в результате банкротства физлица – не всю задолженность с помощью банкротства можно убрать.

Если лицу досталась субсидиарная ответственность, то этот долг будет сопровождать его всю жизнь, а с единственным жильем, которое не отобрали в ходе банкротства физлица, либо придется попрощаться после смерти должника, либо наследники примут и недвижимость, и долг.

Если такое случилось, и вас привлекли к субсидиарной ответственности, есть выходы с продажей прав по требованию к лицу, привлеченному к субсидиарке.

У нас есть такие кейсы, мы помогли содействовать продаже прав за 50 млн рублей. То есть вместо 500 млн рублей человек нашел способ финансирования и заплатил 50 млн, перестав быть всем должным.

Самим пытаться это реализовывать не стоит, слишком много подводных камней. Если что-то неграмотно оформить, это принесет еще больше проблем. Главное правило – обращаться к юристам еще до того, как вы начали что-то делать. Это поможет сохранить здоровье, нервы и деньги.

Как привлекают к субсидиарной ответственности по долгам ЖЭУ?

  • Банкротство ООО «ЖЭУ № 30»
  • Схема неуплаты налогов в системе ЖКХ
  • Решение суда

Банкротится очередное жилищно-эксплуатационное управление. Основной кредитор – ФНС. Активов у ЖЭУ нет, налоговики хотят привлечь к субсидиарной ответственности управление жилищного хозяйства. Суд разобрался в схеме работы жилищников и определил, кто кого контролирует.

Банкротство ООО «ЖЭУ № 30»

В декабре 2016 года ООО «ЖЭУ №30» признано банкротом. С 2013 года предприятие обслуживало дома по договору с ОАО «УЖХ Калининского р-ну ГО г. Уфа РБ». УЖХ перечисляло ЖЭУ деньги по выставленным счетам-фактурам. Полученные средства эксплуатационный участок направлял на зарплату и расчёты с контрагентами. На налоги денег не хватало. Когда ФНС наложила арест на расчётный счёт ЖЭУ, УЖХ стало перечислять деньги напрямую работникам и контрагентам участка.

К июлю 2016 года задолженность ЖЭУ № 30 по налогам достигла 25 миллионов рублей. Возможно, предприятие погасило бы эту задолженность, если бы жители района оплачивали коммунальные счета. Задолженность населения по участку на декабрь 2016 года составила 54 миллиона. Когда ЖЭУ задолжало не только по налогам, но и по договорам с партнёрами, общество было объявлено банкротом. Конкурсный управляющий Дьяченко А.Н. обнаружил, что у предприятия нет основных средств и других активов. Конкурсную массу сформировать невозможно. Тогда он обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

Дьяченко включил в состав контролирующих лиц учредителей ЖЭУ – ЕРКЦ г. Уфы, юридических и физических лиц – а также последнего руководителя общества Файзиева Х.С. В ходе рассмотрения дела конкурсный управляющий добавил к списку ответчиков и ОАО «УЖХ по Калининскому р-ну ГО г. Уфа РБ».

В разбирательстве принимали активное участие представители уполномоченного органа. Юристы налоговой службы обрисовали суду схему, по которой работают жилищники. Цель этой схемы, по мнению ФНС, – уход от уплаты налогов.

Схема неуплаты налогов в системе ЖКХ

Жилищно-эксплуатационные участки, подобные ЖЭУ № 30 открываются по распоряжению главы городской администрации. Их учредителями становится ЗАО «Цветы Башкортостана», Единый расчётно-кассовый центр и какое-то физические лица. ЗАО и ЕРКЦ также являются учредителями ОАО «УЖХ по Калинискому р-ну ГО г. Уфа РБ». Как признались в суде представители ЗАО и ЕРКЦ, они никакого участия в деятельности предприятий не принимают и являются «номинальными» учредителями.

ЖЭУ заключает договор на эксплуатацию жилых домов с УЖХ, которое и работает с населением, а потом выставляет счет-фактуры за проделанные работы. Все деньги с жильцов поступают на счёт второй организации. ЕРКЦ же оказывает УЖХ услуги по расчёту коммунальных платежей и доставке квитанций.

Жилищно-эксплуатационные управления работают как «центры убытков». Они постоянно в долгах, налоги не оплачивают, что приводит к банкротству. Так как имущества за участками не числиться, общество ликвидируется, и кредиторы остаются без возмещения. Основной кредитор ЖЭУ – ФНС. В реестре кредиторов ООО «ЖЭУ № 30» доля уполномоченного органа составила 98 %. Получается, что банкротство участков как бы служит для списания налоговой задолженности.

При этом Управление жилищного хозяйства от банкротств ЖЭУ не страдает, так как связано с ЖЭУ только гражданско-правовым договором. Население вообще не замечает банкротств ЖЭУ. Чтобы работа на участках не прерывалась, создаются новые ООО с похожим названием. В декабре 2016 года, когда открылось конкурсное производство по делу ООО «ЖЭУ № 30», было создано ООО «ЖЭУ-30». Новое ООО расположилось по тому же адресу и приняло на работу 56 сотрудников из «ЖЭУ № 30». Новое ЖЭУ продолжает работать по старой схеме. Получает деньги от УЖХ, рассчитывается с сотрудниками и поставщиками и не платит налоги.

Решение суда

Налоговая служба вместе с управляющим Дьяченко А.Н. решила разрушить созданную жилищниками схему. В суде они доказывали, что ОАО «УЖХ Калининского р-на ГО г. Уфа РБ» является контролирующим лицом ООО «ЖЭУ № 30» и подлежит субсидиарной ответственности. Солидарно с УЖХ истцы требовали привлечь учредителей и директора жилищно-эксплуатационного участка.

Судья первой инстанции Боженов С.А. согласился с тем, что управление жилищного хозяйства влияло на работу ЖЭУ. По банковской выписке 98 % денежных средств поступало на счёт ООО от управления. Отсутствие финансирование со стороны УЖХ тормозило деятельность ЖЭУ и не позволяло оплачивать налоги. Таким образом выходит, что участок финансово зависел от управления.

За 2105 и 2016 годы УЖХ и ЖЭУ подписали акты о зачёте взаимных требований на общую сумму 28 миллионов рублей. В это время участок уже имел задолженность по налогам. Зачёты с УЖХ нанесли ущерб ФНС как кредитору. Суд признал не только вред, но и причинно-следственную связь между действиями управления по Калининскому р-ну г. Уфы и негативными последствиями для должника.

Ещё одним доказательством послужило письмо УЖХ руководству ООО «ЖЭУ № 30». Аналогичное письмо поступило и другим жилищно-эксплуатационным участкам Калининского района. Управление указывало на недостатки в работе участков, а также рекомендовало уменьшить премиальный фонд. Такие распоряжения свидетельствуют о прямой зависимости директора ЖЭУ № 30 Файзиева Х.С. от руководства УЖХ Калининского р-на.

Исходя из представленных доказательств, судья Боженов признал ОАО «УЖХ Калининского р-на ГО г. Уфа РБ» контролирующим лицом ООО «ЖЭУ № 30» и привлек к субсидиарной ответственности. С управления будет взыскана задолженность, которая останется непогашенной по окончании конкурсного производства.

Учредителей и директора ЖЭУ суд вывел из-под обвинения. Судья признал, что учредители не принимали участия в управлении ООО, а директор действовал по указанию УЖХ, поэтому данные лица не могу отвечать за банкротство предприятия.

Апелляционный суд поддержал первую инстанцию. Судьи апелляции отметили, что у них на рассмотрении находятся аналогичные дела по другим ЖЭУ Калининского района. Следовательно ФНС права в отношении схемы работы по управлению жилищным хозяйством. УЖХ, действительно, контролирует эксплуатационные участки района.

Кассационный суд под председательство Шершон Н.В. согласился с выводами коллег о подконтрольности ЖЭУ № 30 Управлению жилищного хозяйства. Судьи также признали, что «метод ведения бизнеса» УЖХ направлен на отделение «центра прибыли» от «центров убытков». Однако этого недостаточно для привлечения лица к субсидиарной ответственности. Согласно постановлению Пленума ВАС РФ от 21.12.2017 № 53 должна быть причинно-следственная связь между действиями контролирующего лица и негативными последствиями для должника. Требуется доказать, что именно такая схема работы привела ЖЭУ к банкротству.

Суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение и предложил коллегам выяснить, чем было вызвано неисполнение обязательств должника. Не было ли экономических причин несостоятельности. Не зря в решении фигурировала цифра задолженности населения Калининского района по коммунальным платежам в сумме 475 миллионов рублей. Судьям предыдущих инстанций нужно исследовать экономику взаимоотношений УЖХ и ЖЭУ, проверить договор между ними на предмет рыночных цен и выгодности для эксплуатационного участка.

Теперь судье уфимского арбитражного суда Боженову С.А. предстоит решить, что именно является причиной банкротства ООО «ЖЭУ № 30» – внешние обстоятельства, такие как неуплата жильцами коммунальных платежей, или противоправные действия руководства УЖХ. Если экономические причины перевесят, налоговая служба опять не получит возмещения задолженности.

О субсидиарных обязательствах простыми словами

Закон четко нам говорит, что создание ООО («общества с ограниченной ответственностью» — самой распространенной формы юридического лица) требует внесения уставного капитала в размере от 10 000 рублей. Каждый учредитель вкладывает конкретную долю и получает прибыль в процентном соотношении.

Это дает повод полагать, что при банкротстве компании уровень ответственности ограничивается вышеупомянутыми 10 000 рублей. Если ИП отвечают по долгам личным имуществом, то собственники компании — только уставным капиталом. То есть можно набрать кредитов на ООО и обратиться за банкротством?

Нет. Нельзя забывать о субсидиарной ответственности — за намеренное разорение юридических лиц виновники отвечают своим имуществом. Долговые обязательства компании-банкрота переходят на людей, которые довели ее до такого состояния.

«Под раздачу» обычно попадают:

  • учредители и соучредители;
  • собственники ООО;
  • гендиректора;
  • главные бухгалтеры;
  • финансовые директора;
  • теневые выгодополучатели: семьи руководителей, аффилированные лица.

Заинтересованные люди и организации должны доказать, что виновники намеренно обанкротили компанию. Интерес обычно прослеживается у кредиторов и арбитражного управляющего.

Что делать, если грозит субсидиарная ответственность?

Долговые обязательства компании — это обычно крупные суммы, от 50 млн. рублей. Они переходят на руководителей компании-должника солидарно. Например, если в банкротстве виновны директор и главный бухгалтер, то пресловутые 50 миллионов разделят на двоих. Каждый станет должен по 25 млн. рублей.

Как подать на субсидиарную ответственность

Порядок действий при привлечении к субсидиарной ответственности ООО, его учредителей, директора, бухгалтера, контрагента и других лиц регламентирован ст. 399 ГК РФ. Чтобы «дать делу ход» необходимо:

  • Провести расследование обстоятельств банкротства (проводит конкурсный управляющий, назначенный в арбитражном порядке)
  • Официально признать компанию банкротом
  • Составить реестр требований кредиторов
  • При установлении признаков намеренного/фиктивного банкротства предоставить экспертное заключение
  • Подать в суд ходатайство о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности
Читать еще:  Сдаю квартиру за квартплату нужно ли платить налог

Далее следует процедура заключения о субсидиарной ответственности и реализации имущества лиц, признанных виновными в банкротстве. Из средств, полученных от продажи имущества или ареста счетов банкрота и начисляется погашение задолженности.

Закон в этом случае на стороне кредитора – действует презумпция виновности, то есть ответчик считается виновным, пока не докажет обратное. Однако в сегодняшнем законодательстве достаточно пунктов, руководствуясь которыми должник может избежать материальной ответственности или снизить сумму компенсаций.

Субсидиарная ответственность директора управляющей организации за долги перед ресурсоснабжающими организациями

Финансовый крах управляющих компаний, ТСЖ и ТСН затрагивает и жильцов, и поставщиков ресурсов, и руководство самих управляющих компаний. Юристы рассказали, где взять деньги, если долгов накопилось слишком много, и когда руководство компании обязано заявить о собственном банкротстве. В случае несостоятельности суд может заставить учредителей и руководителей банкротов платить по долгам организации, если они нарушили требования закона. А собственникам помещений остается решать — создавать ли новое ТСЖ/ТСН или передать “бразды правления” управляющей организации.

Банкротство товариществ собственников жилья (ТСЖ), товариществ собственников недвижимости (ТСН) и управляющих компаний (УК) – не самая частая, но и не единичная история, делится председатель МКА «Арбат» Наталья Никольская . Главная причина – долги, в основном перед ресурсоснабжающими организациями (РСО).

«Собственники квартир не платят за «коммуналку», ТСЖ накапливает долг перед РСО, погасить его нечем, далее банкротство, – словом, классический сценарий,» — говорит Никольская. Проблемой могут быть не только злостные, но и отсутствующие неплательщики. Случается, что собственник умер, наследники неизвестны, а задолженность копится. «Одно ТСЖ искало наследников больше трех лет, — рассказывает Никольская. – Все очень радовались, когда они нашлись и заплатили по счетам».

Главный совет для организаций – активно работать с долгами. У них есть для этого время, учитывая, что некоторые услуги (например, отопление) жильцы оплачивают весь год, а управляющая компания рассчитывается с РСО в течение отопительного сезона (7 месяцев), отмечает адвокат АП Москвы Александр Балакин . Адвокат советует не пренебрегать претензионными письмами и пользоваться упрощенным порядком взыскания задолженности через суд. Он рассматривает заявление в течение пяти дней без вызова сторон и выносит судебный приказ, который уже является «исполнительным листом». Его можно предъявлять в банк должника или приставам, рассказывает Балакин.

Где взять деньги?

Собственник может не платить за «коммуналку» по различным причинам. А приставы, получив судебный приказ, зачастую не спешат искать деньги. Эти обстоятельства никак не влияют на задолженность, которая продолжает упрямо расти (а вместе с ней и пени). Возникает вопрос, где взять деньги, который осложняется тем, что ТСЖ и ТСН – некоммерческие организации. Ведь их главная забота – не получать прибыль, а как раз обеспечивать собираемость платежей.

«Некоторые наши клиенты придумывают дополнительные взносы (на содержание общего имущества), чтобы получить больше средств,» — говорит председатель МКА «Арбат» Наталья Никольская. Такие платежи выставляются с согласия собрания собственников жилья, подчеркивает эксперт.

Другой источник дохода – сдача общего имущества в аренду. Это могут быть антенны, рекламные конструкции, доски в лифтах или холлах, на стенах зданий. Если интернет-провайдеры установили на чердаке свое оборудование – за него тоже можно получать деньги. В целом, возможность такого дохода во многом зависит от удачи, считает Никольская и поясняет: “В одних домах есть подвал, в других он давно приватизирован. Одна многоэтажка выходит стеной на проезжую часть, и на ней можно установить рекламный щит, а другая стоит во дворе”. Полученные средства идут на покрытие убытков или содержание общего имущества, сообщает Никольская. По ее словам, при удачном стечении обстоятельств арендная плата может заметно сократить расходы на содержание дома.

Когда руководство платит по долгам компании

Контролирующих организацию-банкрота лиц (обычно это руководители, учредители и иные бенефициары – те, кто управляет компанией) могут заставить отвечать по ее долгам. Это возможно в следующих случаях:

  1. руководитель не подал заявление о банкротстве, хотя должен был это сделать;
  2. сами контролирующие лица намеренно довели компанию до банкротства;
  3. задолженность по обязательным платежам составляет более 50% требований реестра кредиторов;
  4. руководитель не передал управляющему документацию компании.

Управляющие компании (ТСЖ, ТСН) банкротятся обычно по инициативе РСО или по собственной инициативе. В последнем случае заявление о несостоятельности подает руководитель организации. Он обязан сделать это в случаях, перечисленных в ст. 9 Закона о банкротстве. Общими словами – если организация не может (и не сможет) погасить долги, поясняет Никольская. Главный ликвидный актив (или, попросту, имущество) – это дебиторская задолженность жильцов, поэтому определить финансовое состояние обычно несложно, говорит адвокат Балакин. При необходимости можно пригласить юристов и аудиторов, предлагает Никольская.

Она предупреждает, что незнание не освобождает от ответственности: если председатель не знал об обязанности подать заявление, он все равно рискует. «Закон исходит из того, что если вы возглавляете организацию – вы уже обладаете определенными юридическими познаниями, — говорит Никольская. – Это напрямую не прописано ни в одном правовом акте, но следует из добросовестности, которая предполагает осведомленность. Если что-то не понимаете – зовите консультантов. Если совсем ничего не понимаете – не беритесь за работу». По ее наблюдениям, председатели товариществ бывают разные – есть некомпетентные или желающие что-то присвоить, а есть талантливые хозяйственники. В любом случае, лучшая защита от субсидиарной ответственности – добросовестное исполнение своих обязанностей, как бы банально это ни звучало, подытоживает Балакин.

Когда накажут, когда простят: судебная практика в пользу и не в пользу председателей

— Двух контролирующих лиц казанского ТСЖ «Урицкий, 3» Андрея Железнова-Липца и Вадима Голубя заставили отвечать по долгам товарищества в размере 3,6 млн руб. в деле А65-31168/2011. Как подтвердила экспертиза, три года (с 2009-го по 2011-ый) ТСЖ использовало деньги жильцов не только для расчетов с РСО, но и других – незаконных – целей. По этой причине за товариществом скопились долги, и оно было признано банкротом. Куда ушли деньги, кстати, неизвестно: документов управляющие так и не получили.

— Председатель ТСЖ «Октябрьское» из Саратовской области Татьяна Закаряева не обратилась в суд при наличии признаков банкротства и не передала управляющему документы товарищества. Тем не менее, суд решил не привлекать ее к субсидиарной ответственности в размере 371 тыс. руб. (дело № А57-20390/2013). Неизвестно, по какой причине «Октябрьское» стало банкротом – то есть вина председателя не доказана, согласились две инстанции. К тому же, непередача документации сама по себе не влечет ответственности. Она нужна для расчетов с кредиторами. А раз у «Октябрьского» не было никакого имущества – то и скрывать Закаряевой было нечего, разъяснили суды.

— Другого председателя ТСЖ Татьяну Леонтьеву при схожих обстоятельствах, наоборот, удалось привлечь к субсидиарной ответственности в сумме 3,6 млн руб. (дело № А21-1174/2014). Она не передала управляющему документацию ТСЖ «Премиум», которая находилась у другой организации на хранении по договору. Но суды решили, что именно председатель отвечает за сохранность важных бумаг. К тому же, они применили презумпцию: если документы не в порядке, предполагается, что компанию довели до банкротства именно контролирующие лица.

— Руководителя нижегородского ТСЖ № 284 Марину Мухину привлекли к субсидиарной ответственности в размере 1,6 млн руб. за то, что она заключила на эту сумму договор на утепление дома, не заручившись согласием жильцов (дело № А43-14238/2014). Более того, договорная цена была ТСЖ не по карману, а 885 тыс. руб., заплаченные подрядчику, должны были на самом деле пойти на оплату теплоэнергии.

Возможность создания новой УК на месте обанкроченной

Если в отношении ТСЖ началась процедура банкротства, создать новое не получится, ведь в одном доме может быть только одна подобная организация (ст. 136 Жилищного кодекса). Но поскольку полномочия руководителей прекращаются –товарищество рискует фактически остановить работу. Адвокат Балакин предлагает такое решение проблемы: ТСЖ в лице конкурсного управляющего заключит с управляющей компанией договор о передаче полномочий по управлению жилым домом. В результате УК получит все возможности для работы, объясняет Балакин.

После того, как конкурсное производство завершится и товарищество исключат из ЕГРЮЛ, можно будет создать новое ТСЖ или избрать стороннюю управляющую компанию, говорит Никольская. Это решают собственники квартир в доме. В большинстве случаев, по словам Никольской, лучше остановить выбор на управляющей компании. Однако можно снова выбрать ТСЖ, если его готовы возглавить талантливые управленцы-энтузиасты. Кадры решают все, подытоживает Никольская.

Кто и за что рискует поплатиться личным имуществом за долги фирмы?

К субсидиарной ответственности может привлекаться любое контролирующее лицо. А именно: физическое лицо, которое менее, чем в двухлетний период до начала банкротства давало обязательные указания и влияло на действия компании.

Лидеры среди привлекаемых к личной ответственности по долгам фирмы лиц – это:

  • руководитель;
  • главный бухгалтер;
  • собственники имущества;
  • учредители юридического лица.

Кроме того, ответить личным имуществом за долги банкрота рискуют:

  • члены совета директоров;
  • управляющая компания банкрота;
  • председатель ликвидационной комиссии,

и даже «неофициальные» контролирующие лица, де-юре не причастное к делам фирмы, но де-факто управлявшее ей.

За что?

Субсидиарная ответственность наступает, если:

  • не было подано или было подано с опозданием заявление о банкротстве. То есть на лицо признаки банкротства, а фирма продолжает работать в привычном режиме;
  • компания доведена до банкротства руководством, собственниками или другими контролирующими лицами;
  • нанесен весомый ущерб фирме или кредиторам;
  • имеются проблемы с бухгалтерией. Утрачены, искажены или не поданы необходимые документы.

Прецедент из судебной практики

Ситуация 2017 года: гражданин РФ заказал двери в компании, которая занимается изготовлением дверей и окон. Внес предварительную оплату в размере 50% от общей стоимости. Организация-изготовитель поставку дверей не осуществила и предоплату не вернула.

Расторгать договор по соглашению сторон и возвращать аванс организация гражданину отказалась. В результате чего дело попало в суд. Суд встал на сторону гражданина и удовлетворил его требования по расторжению договора.

Но! К тому времени, когда судебное решение вступило в законную силу, организация уже прекратила свое существование и в реестре юридических лиц уже не числилась. Соответственно, взыскать долг с организации не удалось.

Привлечь руководство за неразумность и недобросовестность истцу не удалось даже через обращения в вышестоящие инстанции, поскольку суды не усматривали оснований для удовлетворения иска, т.е. причины ликвидации были действительно объективными.

В конечном итоге гражданин подал заявление в конституционный суд Российской Федерации с тем, что, по его мнению, руководству и учредителям ликвидированной организации удается уйти от ответственности по оплате долгов, что противоречит законодательству о субсидиарной ответственности.

Что решил конституционный суд: факт исключения из ЕГРЮЛ все же не всегда позволяет заставить должников нести ответственность перед кредиторами. Для того, чтобы защитить интересы кредиторов в полном объеме, нужны основания недобросовестности действий со стороны руководства, которые нужно доказать.

КС отметил, что в тех ситуациях, когда юр лицу не хватает имущества, чтобы удовлетворить все требования и погасить все обязательства, необходимо использовать процедуру ликвидации через банкротство.
Дело гражданина конституционный суд направил на пересмотр.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector