Lazurnensky.ru

Обзорный аналитик
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Могут ли дети-инвалиды учиться в обычной школе, и зачем это нужно?

Поправки в законодательство, касающиеся учебы ребят с ограничениями по здоровью, внесены в 2012 году. Так, теперь ст. 79 ФЗ № 273 обязывает общеобразовательные учреждения организовывать процесс с учетом индивидуальной программы реабилитации молодого гражданина с инвалидностью. Учеба должна проходить на принципах инклюзивности и адаптивности.

Права инвалидов на обучение и иные преференции гарантированы в следующих законах:

  • № 181-ФЗ от 24.11.1995;
  • № 273-ФЗ от 29.12.12.

Подсказка: инклюзивное обучение — это организация учебного процесса с учетом потребностей каждого ребенка в общеобразовательных организаиях.

Кроме того, Российская Федерации присоединилась к Конвенции о правах инвалидов. Данный международный документ требует от участников договора:

  • включения всех детей с инвалидностью в полный общеобразовательный процесс в пределах их возможностей;
  • организации для них доступного обучения по месту проживания;
  • обеспечения разумного приспособления, учитывающего индивидуальные потребности;
  • принятия индивидуальных мер поддержки и социализации.

Скачать для просмотра и печати:

Льготы для детей-инвалидов.

Дети инвалиды льготы в школе имеют различные. Среди них отмечают:

  • внеочередное поступление в образовательную организацию;
  • услуги тьютора, сопровождающего ребенка в течение учебного времени;
  • бесплатное обеспечение учебниками и учебными пособиями;
  • выплаты родителям, компенсирующие затраты на школьную и спортивную форму (устанавливаются региональными властями).

На каждого ребенка-инвалида, даже если он учится в классе на общих основаниях, педагогические работники составляют отдельные программы по каждому предмету.

В них должны учитываться особенности ребенка, уровень его актуального развития. При написании контрольной по любому предмету в классе со всеми, учащемуся с инвалидностью не предоставляется никаких льгот.

Но прохождение выпускных экзаменов для учеников этой категории организовывается отдельно, а пункты сдачи должны быть оборудованы всем, что может понадобиться школьнику с ограниченными возможностями здоровья.

Инклюзивное обучение в обычной школе

Инклюзивное обучение предполагает, что дети с ОВЗ и здоровые учатся вместе в одном классе, на равных проводят перемены, посещают столовую или школьные праздники.

У инклюзивного обучения есть ряд неоспоримых преимуществ:

+ Дети с ОВЗ находятся вместе со здоровыми, и ребята быстро привыкают к тому, что все люди разные.
+ Школьники учатся взаимопомощи и развивают эмпатию.

Однако инклюзия считается спорным вариантом обучения, потому что имеет ряд проблем:

  • Школа по месту жительства не имеет права отказать ребёнку в обучении, но в это же время не имеет права его взять без создания специальных условий, например, наличия пандусов.
  • Создание специальных условий может стать проблемой, которую школа не в силах решить самостоятельно. Так, не в каждой образовательной организации есть бюджет на то, чтобы иметь в штате дефектолога и тьютора.
  • Администрации некоторых школ принимают детей с ОВЗ, чтобы получить статус «инклюзивной школы», но не отправляет преподавателей на переквалификацию. В результате учителя просто не знают, как работать с классом, в котором есть ребёнок с проблемами со здоровьем.
  • Многие родители стремятся, чтобы их ребёнок с ОВЗ «был, как все», и совершенно забывают про его индивидуальные потребности. А родители детей с нормой не всегда готовы к тому, что в их классе учится школьник с ОВЗ. Всё это порождает психологические травмы и конфликты.

Наполняемость классов при обучении ученика с ОВЗ

Если в вашем классе появляется ученик с ОВЗ, нужно учитывать, что количество детей в классе при этом законодательно ограничивается. Наполняемость предусмотрена санитарными нормами. Ими же предусмотрено, может ли ребенок, учитывая рекомендованный ему вариант программы, учиться в условиях инклюзии.

Наполняемость классов важно соблюдать, чтобы учитель мог максимально учесть потребности всех детей.

Сейчас из-за отсутствия таких малочисленных классов детей с ОВЗ иногда зачисляют в обычный общеобразовательный класс и отправляют на обучение на дому. Недавно мы в РООИ «Перспектива» проводили опрос среди родителей о том, по какой причине их дети обучаются на дому. Только 27,7 процентов родителей указали, что реальным основанием для перехода на надомное обучение стало наличие тяжёлого или длительного заболевания ребёнка, которое препятствует посещению школы.

Более половины родителей отметили, что причиной стала неспособность школы обеспечить специальные условия для очного обучения ребёнка. Опасность надомного обучения в том, что у ребёнка остается меньше возможностей для получения социального опыта, есть проблемы с качеством такого обучения, а родители, как правило, вынуждены помогать ребенку с многими учебными задачами. Родителям и учителям важно помнить, что никакие причины, кроме объективных медицинских факторов и желания родителей, не могут стать поводом для перевода ученика на обучение на дому. Наличие инвалидности не должно становиться причиной изоляции ребенка от сверстников. А именно это и происходит, если школа вместо создания специальных условий рекомендует родителям обучать ребенка на дому.

В интервью Deutsche Welle депутат бундестага Илья Зайферт рассказал о разных подходах к теме инвалидности в России и ФРГ, о том, почему стоит брать на работу инвалидов и почему врачи не должны вмешиваться в их жизнь. (23.11.2010)

В Германии смена парадигмы: инвалидов больше не устраивает «золотая клетка» спецмастерских и спецучреждений. Тренд очевиден — они выходят из тени и становятся нашими одноклассниками, однокурсниками и коллегами. (22.11.2010)

«Прежде чем внедрять такое образование, следует подготовить педагогов новой формации — обладающих психологическими знаниями, и потому способных оказать поддержку и сопровождение нестандартным ученикам. В профессиональном багаже такого учителя должно быть около 20 педагогических технологий работы с различными группами населения», — утверждает Ахметова. Пока этих кадров нет, инклюзивное образование в России кажется ей утопией.

Германия: нужно больше коррекционных педагогов

В Германии создание благоприятной архитектурной среды для инвалидов, например пандусов и специальных лифтов, — давно пройденный этап. Но это не значит, что все дети с особенностями развития учатся в обычных школах. В ФРГ есть 13 видов коррекционных образовательных учреждений, и лишь четверть детей-инвалидов ходят в обычные школы вместе со здоровыми детьми.

Для этого во многих немецких школах предусмотрена ставка коррекционного педагога, который не просто время от времени консультирует детей, но и фактически дублирует школьного учителя, присутствуя на всех занятиях и помогая детям-инвалидам решать их проблемы.

Но даже этого, по мнению экспертов, недостаточно: нужно больше таких школ и больше коррекционных педагогов. DW писала о слепом мальчике, который после несчастного случая был вынужден прекратить обучение в общеобразовательной школе, потому что там не было педагога, специализирующегося на обучении инвалидов по зрению. «Мы не могли им как следует заниматься и способствовать его интеграции в коллектив», — признала завуч общеобразовательной школы.

«Я не против коррекционных школ, — заявил на конференции в Дюссельдорфе депутат бундестага Илья Зайферт (Ilja Seifert), который в результате несчастного случая сам оказался в инвалидном кресле. — Скажу больше: все школы в Германии должны стать коррекционными. Каждая из них должна иметь возможность принять ученика с особенностями развития».

  • Дата 08.10.2013
  • Автор Юлия Вишневецкая
  • Ключевые словаинклюзивное образование, дети-инвалиды, конвенция о правах инвалидов, безбарьерная среда, коррекционная школа, спецшкола, Бьянка Фогель, Илья Зайферт
  • Обратная связь: Насколько в вашей стране развито инклюзивное образование?
  • НапечататьНапечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка https://p.dw.com/p/19vvR

Также по теме

Предельный возраст получения любого образования не ограничен

Обязательными уровнями образования согласно законодательству являются

среднее общее образование являются обязательными уровнями образования.

Требование обязательности среднего общего образования применительно к конкретному обучающемуся сохраняет силу до достижения им возраста 18 лет.

Предельный возраст получения образования не ограничен. Другими словами, лица, достигшие 18 лет, могут по своему желанию продолжить обучение в школе.

Вместе с тем обучающиеся, не освоившие основной образовательной программы начального общего и (или) основного общего образования, не допускаются к обучению на следующих уровнях общего образования.

Свидетельство об обучении для учащихся с ограниченными возможностями

Часть 13 статья 60 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», а также приказ Министерства образования и науки Российской Федерации от 14 октября 2013 г. N 1145 «Об утверждении образца свидетельства об обучении и порядка его выдачи лицам с ограниченными возможностями здоровья (с различными формами умственной отсталости), не имеющим основного общего и среднего общего образования и обучавшимся по адаптированным основным общеобразовательным программам», гласят, что учащиеся с ограниченными возможностями здоровья (с различными формами умственной отсталости) при не усвоении адаптивной программы выдаётся свидетельство об обучении.

Читать еще:  Объявлены лауреаты государственной премии в области науки и культуры

Свидетельство не является документом об уровне образования и профессиональная подготовка

Если учащиеся с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) не освоили программы обучения, которые предполагают освоение уровня образования согласно ФГОСов, то им выдаётся свидетельство об обучении. Оно не является документом об уровне образования.

Тем не менее свидетельство об обучении дает право на прохождение профессиональной подготовки по специальностям, рекомендованным для лиц с нарушением интеллекта в соответствии с Порядком организации и осуществления образовательной деятельности по основным программам профессионального обучения, утвержденным приказом Минобрнауки России от 18 апреля 2013 г. N 292, или обучение в 10 — 12 классах (группах) с углубленным изучением отдельных учебных предметов, предметных областей в части трудового обучения в соответствии с пунктом 30 приказа Минобрнауки России от 30 августа 2013 г. N 1015 «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам — образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования».

По итогам профессиональной подготовки выпускникам присваиваются квалификационные разряды. Учащимся, не получившим квалификационного разряда, выдается свидетельство об обучении и характеристика с перечнем работ, которые они способны выполнять самостоятельно.

Учащиеся с ОВЗ могут учится в школе или специальном профессиональном учебном заведении не зависимо от возраста

При этом федеральными государственными образовательными стандартами общего образования не установлен предельный возраст получения общего образования.

Таким образом, лицо в том числе с умственной отсталостью (интеллектуальными нарушениями), получившее свидетельство об обучении и (или) профессиональное обучение, вправе продолжить обучение по программам основного общего и среднего общего образования независимо от возраста.

Класс, в который будет зачислен обучающийся, определяется на основании результатов его аттестации по предметам.

Получение образования может быть организовано в очной, очно-заочной и заочной формах с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий.

Прохождение промежуточной и государственной итоговой аттестации также возможно экстерном в организации, осуществляющей образовательную деятельность по соответствующей имеющей государственную аккредитацию основной общеобразовательной программе, бесплатно. При прохождении аттестации экстерны пользуются академическими правами обучающихся по соответствующей образовательной программе.

Право граждан на образование

Для обеспечения права лиц с умственной отсталостью (интеллектуальными нарушениями), в том числе в возрасте старше 18 лет, изъявивших желание реализовать свое право на получение общего образования, в субъекте может быть определена конкретная образовательная организация, либо необходимые специальные условия могут быть созданы в любой организации, осуществляющей образовательную деятельность по программам основного общего и среднего общего образования.

В связи с изложенным рекомендуем органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющим государственное управление в сфере образования, регламентировать порядок организации получения лицами с ограниченными возможностями здоровья, в том числе достигшими возраста 18 лет, общего образования.

Коля в школе: Как дети-инвалиды в России получают образование

Даже временная дистанционка сбивает школьников и их родителей с толку – между тем есть дети, для которых это образ жизни

На фоне роста заболеваемости коронавирусом вынашиваются планы снова перевести школьников на дистанционное обучение. Родители в шоке от заочки даже на короткое время. Но есть дети, которые вынуждены всегда учиться удаленно.

Не «сохранный» – вали

История директора благотворительного фонда «Дом с маяком» Лиды Мониавы, которая повела своего подопечного Колю в общеобразовательную школу, всколыхнула фейсбук. У 12-летнего Коли букет заболеваний и отклонений в развитии: он не ходит, не говорит, не ест – его кормят через гастростому. И вообще, что он понимает – вопрос.

Мониава решила, что Коля должен учиться в обычной школе, посещать хотя бы некоторые уроки, и отдала его в ресурсный класс, где учатся дети-инвалиды, но более «легкие». Посты о Коле вызвали шквал комментариев, многие родители уверены, что такому ребенку делать в школе нечего. «Я полностью поддерживаю инклюзию, но для интеллектуально сохранных детей. Вы сами недавно писали, что не знаете, насколько Коля осознает мир, – пишет Мониаве в соцсети некая Ulyana Drutsky.

Колина история вскрыла пласт проблем, связанных с обучением детей-инвалидов. Согласно закону «Об образовании» дети-инвалиды имеют право получать как инклюзивное образование – в общеобразовательном учреждении с созданием особых условий, – так и в специальном заведении или дома – под присмотром родителей (семейное образование) или учителей (домашнее).

Чтобы такому ребенку попасть в школу, необходимо получить заключение медико-психолого-педагогической комиссии. Ребенку-инвалиду должны создать в школе необходимые условия: если нужно – установить пандусы, выделить тьютора (наставника), составить индивидуальную программу обучения и т. д. и т. п.

Лида Мониава особо опекала Колю

Мама стала тьютором дочери

Ребенок-инвалид имеет право обучаться в школе по месту жительства. Галина Мищенко, мама Евы из городка Белореченск Краснодарского края, этим правом воспользовалась, когда дочери пришло время идти в первый класс. У девочки шунтозависимая гидроцефалия, эпилепсия и ДЦП, но она успешно прошла медико-психолого-педагогическую комиссию. В 50-тысячном Белореченске нет школ, которые имеют опыт инклюзивного образования, поэтому мама отдала ее в ту, что рядом с домом. Девочку приняли без проблем, они начались позже.

– В школе не было узких специалистов – ни дефектолога, ни психолога, ни логопеда, – рассказывает Галина. – Я решила облегчить учителям задачу, получила дефектологическое образование и стала тьютором дочери – почти год просидела с ней за одной партой и только потом поняла, что нельзя быть и мамой, и наставником.

Учительница лишь несколько раз попыталась опросить Еву, все остальное время ее не замечали. Когда ученикам выдавали наклейки в знак поощрения, Еве, которая так его ждала, их не дали.

– Я подошла к учительнице и сказала, что сама куплю наклейки, лишь бы она давала их моему ребенку – иначе у него пропадет мотивация учиться, – вспоминает Галина.

По словам мамы, из-за малоподвижного образа жизни у девочки повысился инсулин, она впала в инсулиновую кому, упав и сломав ногу. На этом школа для Евы закончилась. Галина перевела дочь на семейное обучение – с домашним, когда учителя приходят на дом, связываться не захотела.

– Ева общительная и разговорчивая. Мне очень жаль, что ее общение с ребятами ограничено. Иногда мне кажется, что мы отдельно, а мир отдельно, – говорит она и признается, что у нее ком стоит в горле – так тяжело это признавать.

Галина читает в социальных сетях, как московские мамочки устраивают детей-инвалидов в обычные школы, у них все получается, а ее Еве в Белореченске школа не светит.

– У нас в городе все по старинке, по накатанной, и мне кажется, не изменится никогда, – заключает она.

«Недостаточно поставить пандус»

Москва – другая реальность, во многих столичных школах есть деньги, технические средства, обученные специалисты, но и родители-москвичи сталкиваются со сложностями. Светлана Базарова из Москвы для своей дочери Дженетт (девушка – инвалид-колясочница) рассматривала только общеобразовательную школу. Во-первых, очное образование лучше, во-вторых, это социализация.

Дженетт с актером Марком Богатыревым

– Родители все-таки не вечные, и нужно думать о будущем ребенка. Если он «надомник», то он не умеет коммуницировать с детьми, а в школе они учатся общаться – ссориться и мириться, это очень важно, детям и дальше в жизни придется выстраивать диалоги с окружающими, – объясняет Светлана.

Она обзвонила несколько десятков школ и поняла, что не каждая школа, которая претендует на инклюзивность, таковой является. По словам мамы, «недостаточно поставить пандус», «школа может быть подготовлена технически, но при этом вам создадут такие условия, что самим учиться не захочется».

Базаровы выбрали школу №548 в Царицыно: там не было пандусов и подъемников, их установили намного позже, но есть директор – адекватный и понимающий. Долгое время Светлана сопровождала Дженетт. Очка дала плоды: в 11-м классе девочка получила приглашение обучаться в международной школе в Германии и год жила одна в чужой стране, передвигалась на социальном такси.

Читать еще:  Расчет, сроки и порядок выплаты выходного пособия при сокращении работника

При возвращении в Москву и поступлении в вуз девушка столкнулась с суровой российской реальностью: сотрудники учреждения не были готовы к тому, что у них будет учиться особенная девушка, хотя с технической стороны там было все для колясочника. После поста Дженетт в соцсети ситуация разрулилась.

Дженетт с мамой Светланой на выпускном

«Мишу выставляли из класса»

Елена из Зеленограда сначала отдала Мишу, которого взяла под опеку, в обычную школу.

– На третий день учителя вывели его из кабинета и сказали мне, что учить его больше не будут: «идите к психиатру», – рассказывает женщина.

Елена и раньше подозревала, что ребенок не просто гиперактивен, у него психические нарушения, но сделать комплексное психиатрическое обследование было непросто и небыстро, в детсадах и приютах психиатров нет. У Миши выявили психоорганический синдром психопатического типа и рекомендовали обучение в коррекционной школе.

– Ребенок сложный. Представьте: он во втором классе бился головой о стену – не хотел писать загогулины (которые другие дети учатся писать перед поступлением в первый класс. – Ред.), – вспоминает Елена. – Я с ним разговаривала, находила слова, говорила: «Миша, я понимаю, почему ты так делаешь, не надо устраивать театр одного актера, ты должен учиться» – и он понимал.

В коррекционной школе учителя не нашли подход к ребенку с психопатическим поведением, его пришлось перевести в другую школу в Москве, но и там не горели желанием им заниматься.

– Представьте, что у учителя в классе 12 человек, – рассказывает Елена. – Десять тихих аутистов, которые готовы его слушать, и два буйных, проще от них отмахнуться. Мишу выставляли из класса, и он гулял по школе. Каждый раз, когда мы привозили ребенка из дома, учителя нас встречали со словами «Опять вы вашего изверга привезли!»

  • Без ресурса на революцию: художники с инвалидностью – против участи подмастерьев

Весь карантин и все лето Елена наверстывала с Мишей учебную программу: оказалось, мальчик ничего не знает. В этом году он снова пошел в коррекционную школу в Зеленограде.

– Сейчас у нас «медовый месяц», – шутит приемная мама. – Он знакомится с одноклассниками, учителями и ведет себя нормально.

Пока педагоги справляются и Елену не дергают, но, если снова что-то пойдет не так, она морально готова. Спасение утопающих – дело рук их же самих.

– Почему-то я – юрист по образованию – и мой муж-повар с Мишей справляемся, а учителя-дефектологи, у которых специальное образование, – нет, – говорит она.

Сегодня почти половина родителей детей-инвалидов выбирают инклюзивное образование, и в обычных школах можно встретить детей на инвалидных колясках, ребят с ментальными особенностями. В них не тычут пальцами, их воспринимают как личностей. Инвалидов перестают прятать, они становятся частью общества.

«Не нужно просить Колю уйти, потому что кто-то не готов или не умеет с ним взаимодействовать. Нужно учиться. А если не нравится, не хочется – уходить самим. Обратного хода у интеграции инвалидов в общество не будет», – пишет Лида Мониава.

Сейчас Коля в школе, как и должно быть в нормальном обществе.

Материал вышел в издании «Собеседник» №39-2020 под заголовком «Коля в школе».

Специальное оснащение школ в связи с появлением особенных деток

Можно с уверенностью сказать, что классы и сама школа должны быть специально оснащены для обучения особенных деток. Например, инвалид-калясочник должен иметь возможность подняться по лестнице, а для этого требуются специальные устройства на обычной школьной лестнице. Некоторым особенным малышам и подросткам требуется помощник (тьютор), специальная мебель в классе, пандусы, туалеты, оснащенные особым образом. Все это стоит довольно дорого. Причем, получается, что оснащать по-особенному придется каждую школу, но не легче ли обустроить интернат и обучать там деток-инвалидов, как это практикуется сейчас?

Например, малышей с дефектами зрения обучают в интернатах, где классы являются маленькими, около 10 человек обучается в классе. Все ученики должны иметь возможность находится близко к доске, чтобы им было видно написанное. Буквы, изображения используются большие. В интернатах для сколиозников используется специальная мебель в классах, чтобы детям было удобно сидеть, они полулежат, а не сидят. Могут ли среди обычных детей учиться малыши с синдромом Дауна, например? Едва ли. С ними необходимо проводить специальные занятия. В силу умственной отсталости они вряд ли смогут «потянуть» школьную программу.

Деток с каким дефектами можно учить в обычной школе?

Учиться в обычной школе, скорее всего, смогут особенные детки, которые по умственным способностям не отстают от полноценных сверстников, но имеют физические изъяны. Слабовидящих детей, сколиозников, малышей с нарушением слуха, калясочников вполне можно обучать среди полноценных школьников. Только, например, плоховидящих можно посадить за первую парту.

Если у школьников наблюдается задержка психического развития, тогда в пределах обычной общеобразовательной школы можно создать инклюзивные классы, где их будут обучать. Необязательно нужно таких деток учить в интернатах, которые не всегда имеются в определенном населенном пункте.

«Зачем ему учиться, он самостоятельно жить не сможет»: что такое образование для детей с ОВЗ

Тема обучения детей-инвалидов — одна из самых тяжелых в работе благотворительных фондов. С одной стороны, все понимают, что образование — это хорошо и оно нужно всем. Но когда заходит разговор о детях с особенностями, у людей, далеких от инклюзии, возникает вопрос: а зачем их учить? Психолог фонда «Дорога жизни» Мария Беккер помогает в этом разобраться.

Почему вообще возникает такой вопрос

У каждого могут быть свои причины сомневаться в необходимости обучения детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Но чаще всего эти сомнения сводятся к следующему: «У него такие тяжелые нарушения — лучше заняться его здоровьем. Да и зачем ему чему-то учиться, он все равно самостоятельно жить не сможет. Что ему даст знание алгебры или литературы?»

Да, со стороны может казаться, что ребенок-инвалид настолько погружен в свое заболевание, что ничто другое ему не интересно и не нужно. Но, во-первых, право ребенка на образование закреплено на законодательном уровне. То есть каждый ребёнок, независимо от того, какая у него группа здоровья, имеет право учиться, а не мы наделены правом решать, надо это ему или нет.

А во-вторых, давайте разберемся, о чем идет речь, когда мы говорим об образовании и обучении.

Образование — это не только школьная программа

Часто у людей возникает сомнение в необходимости обучения детей с ОВЗ, потому что они предполагают, что образование — это исключительно школьная программа. То есть привезут тяжелого инвалида в школу и будут ему объяснять алгебру, геометрию, русский язык, литературу, химию, физику. И как он все это усвоит?

Но образование и обучение — это не только школьная программа, не только формулы и предметы, заучивание правил и работа с абстракциями. Особенно когда мы говорим о детях с ограниченными возможностями здоровья. Это может быть освоение тех навыков, которые даются здоровому ребенку из нормальной семьи просто по мере роста: умение слушать, сосредотачиваться, выполнять определенные действия.

Вы когда-нибудь задумывались, как и когда ребенок начинает писать? Странный вопрос, не правда ли? Думаете, когда берет в руки карандаш и начинает старательно соединять точечки в прописях?

Нет, в норме в семье ребенок начинает учиться писать в тот момент, когда берет ложку в руки и подносит ее ко рту

То есть в возрасте 9–12 месяцев! Дети, оставшиеся без попечения родителей, особенно дети с ОВЗ, в 99% случаев лишены элементарного естественного бытового окружения уже с рождения. Из-за этого у них возникает дополнительное отставание в развитии, которого можно было бы избежать. И причиной такого отставания может быть не только детство, проведенное в ДДИ, но и асоциальная семья.

Читать еще:  Пособие по уходу за ребенком неработающей маме и другим родителям в 2021

Например, ребенок «нормы», младший школьник, долго жил в асоциальной семье. Там постоянно царил шум: телевизор на фоне, постоянные крики и разборки взрослых, плач другого ребенка и т. д. Во всем этом хаосе он пытался делать домашнюю работу.

А после того как он попадает в приемную семью, обнаруживается, что у ребенка серьезные проблемы в восприятии. Он потерял способность изолированно воспринимать речь — он слышит ее как поток звуков, шум, не может четко вычленить слова и, к примеру, записать их. Это большая проблема, которая требует очень серьезной и усердной работы всех членов новой семьи. Научить его слушать и сосредотачиваться — тоже образование.

«Если и выживет, то дурачком будет». Как живёт и за что борется мама тройняшек с ДЦП

Кроме того, обучение — это и социализация, возможность приблизить детей-инвалидов к обществу, дать им шанс жить наравне с остальными, не быть белой вороной, вывести их жизнь на абсолютно иной качественный уровень. В конце концов, научить ребенка быть более самостоятельным — это тоже образование.

Какие нужны учителя

Нельзя механически поместить ребенка с ОВЗ в школу и ждать, что все получится само собой. Чаще всего такие дети требуют учителей со специальной подготовкой. Так, подопечные нашего фонда — дети, у которых уже упущено очень многое. Я ни в коем случае не обесцениваю работу преподавателей в ДДИ, но все-таки есть колоссальная разница, когда группу детей учат, пусть и по коррекционной программе, и когда есть индивидуальный учитель. Последний, прежде чем дотягивать ребенка до положенных стандартов, сначала отработает с ним основы, создаст предпосылки к тому, чтобы ученик мог освоить новую информацию, новые навыки.

Такие специально обученные педагоги знают огромное количество способов, как скомпенсировать то, что было упущено в развитии ребенка. Они умеют диагностировать причины отклонений и находить ключик даже к самым сложным ситуациям. Это сложный многофакторный процесс.

Немаловажно и то, что учителя фонда помогают ребенку сформировать учебную мотивацию, ведь без нее можно биться сколько угодно, но настоящего обучения не произойдет. Информация, может быть, и будет заучена, но она не будет понята, не будет усвоена — и ребенок не сможет в дальнейшем применить полученные знания.

И что, всех инвалидов надо учить

В теме сиротства я нахожусь более 20 лет, у меня были прекрасные учителя в университетах, потрясающие наставники на работе и невероятные практики за рубежом. Основываясь на опыте коллег, я считаю, что есть дети, которых обучить нельзя. Если не вдаваться в подробности, то это та категория детей, чей мозг в силу произошедших нарушений просто не способен усваивать и обрабатывать получаемую информацию.

«Мне сразу сказали: как только мамы не станет, шестерых братьев и сестру отдадут в детский дом»

Но (очень важное «но») это не значит, что такие дети должны получать лишь медицинский уход. Да, они, скорее всего, не будут говорить и не смогут различить, кто именно к ним пришел. Но они же все воспринимают! Они живы, они чувствуют! А значит, их должны окружать не только белый потолок и стены. Что и как именно воспринимают дети с тяжелыми нарушениями, точно неизвестно, но мы знаем одну простую истину: если сеять что-то хорошее, прорастет нечто прекрасное.

Сложность работы с такими детьми заключается в том, что мы ждем результата от своей работы, незамедлительного и ощутимого. Из-за современного темпа жизни мы стали крайне невнимательны к тому, что вокруг нас происходит. Мы видим общую картину, но перестали замечать детали, из которых она состоит. А в работе с тяжелыми инвалидами нужно уметь видеть микрорезультаты — я бы даже сказала, нанорезультаты. Поймали трехсекундный взгляд глаза в глаза? Победа! Слегка дернул пальцами в сторону предложенного предмета? Победа! И так во всем.

Что нужно для подачи заявления?

Потребуется само заявление, которое может быть передано нарочно, через организации связи (с уведомлением о вручении) и электронно. Заявление примут и проверят, для чего школа сможет запрашивать сведения у уполномоченных органов. Для электронной подачи подойдут сайты школ, электронная почта школьной администрации, а также порталы Госуслуг федеральный и региональные. На сайте школы можно будет узнать и о количестве свободных мест в первых классах. Образовательные организации должны будут публиковать эту статистику, в силу п. 16 новых Правил.

Помимо прочего, при подаче заявления нужно будет учитывать ограниченные возможности здоровья. Для детей с ОВЗ существует специальная адаптированная программа, обучаться по которой они могут, но лишь с согласия своих родителей (представителей). О том, что поступающему нужна такая программа, нужно обязательно указать в заявлении.

Ещё одним моментом является уже привычная многим дача согласия на обработку персональных данных. В своё время довольно много вопросов возникало в связи с использованием одним из операторов электронного школьного дневника персональных данных россиян. Напомним, претензии со стороны родителей возникли тогда к компании Дневник.ру, конечным бенефициаром которой посчитали кипрский офшор. Обеспокоенных пап и мам заверили, что данные под надёжной защитой, на чём всё и улеглось. Сейчас компания зарегистрирована в РФ.

Недоступность доступной среды

Впрочем, иногда возникают проблемы, корень которых не в человеческом факторе, а в наличии той самой доступной среды, о которой так много говорят чиновники. Несколько лет назад в школу на окраине Саратова пошёл мальчик, страдающий детским церебральным параличом. Он передвигался на костылях и вполне приспособился к учёбе, тем более со стороны администрации учебного заведения было понимание. Но во втором классе здоровье ребёнка ухудшилось и ему пришлось пересесть в коляску. И директор школы забеспокоился: в школе нет ни пандусов, ни специально оборудованного туалета, можно ли обучать тут инвалида-колясочника, вдруг придётся отвечать. С большим трудом родители вместе с общественниками нашли выход из положения — теперь мальчика привозят в коляске в школу, а потом буквально несут на руках.

И это при том, что во время рейда по саратовским школам, выбранным для внедрения инклюзивного обучения, Мария Гарина видела здания и классы, прекрасно оборудованные именно для колясочников, а также для незрячих и слабовидящих детей. Но таких детей в этих школах нет, среди «особых» — инвалиды, страдающие астмой, сердечными заболеваниями и прочими нарушениями здоровья. Парадоксы доступной среды: её создают вовсе не там, где существует острая потребность.

Родители детей-аутистов из «Пробуждения» сами покупают учебники для своих детей, ищут в интернете образовательные и развивающие программы. В курсе дефектологии для студентов пединститута на изучение темы работы с детьми, имеющими аутические нарушения, отводится всего две пары, то есть три часа учебного времени.

Десять лет назад в российском образовании появилось понятие «тьютор», которое мы уже упоминали. В Европе так называют наставников, занимающихся с учениками и студентами по индивидуальным программам, помогающих самостоятельно решать личные проблемы при получении образования. Для «особых» детей тьюторы необходимы. Но вновь российская специфика: если в Европе такие специалисты считаются очень дорогими и эксклюзивными, их готовят только в Окс­форде и Кембридже, то у нас бывает, что на должность тьютора назначают учителей, вышедших на пенсию, чтобы отчитаться о соответствии новым требованиям к обучению.

Другими словами, право на инклюзивное образование «особым» детям дали, не особенно озаботившись вопросом, насколько школы и в первую очередь учителя готовы их принять.

Справка МК

Ирина СЕДОВА, министр образования Саратовской области:
— На сегодняшний день в области проживает около 12 тысяч детей с ограниченными возможностями здоровья, и им всем предоставлена возможность обучения: в дошкольных организациях 3790 человек, в организациях общего образования 7174 человека, в организациях профобразования 743 человека. Для дистанционного обучения детей-инвалидов (не имеющих противопоказаний к работе с компьютером) работают 36 специализированных центров (пятое место в ПФО).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector