Lazurnensky.ru

Обзорный аналитик
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ИНН побери! Какими неприятностями грозят ошибки в компьютерах налоговиков

Ошибки в ЕГРЮЛ: что делать компании?

По общему правилу, сведения обо всех юридических лицах хранятся в ЕГРЮЛ, а сведения обо всех предпринимателях и крестьянских хозяйствах в ЕГРИП.

Налоговикам дано право проверять достоверность сведений в ЕГРЮЛ как вновь регистрируемых компаний, так и существующих не один год. Такое право вытекает из Закона «О государственной регистрации юридических лиц и ИП» (п. 4.2-4.4 Федерального закона от 08.08.2001 г. № 129-ФЗ).

Если в налоговой декларации обнаружены ошибки и противоречия

При камеральной проверке инспекция может выявить ошибки и противоречия в налоговой декларации. Несоответствия могут быть в представленных документах, а могут обнаружиться разногласия в сведениях, имеющихся у налогового органа. Налоговый инспектор, который проводит камеральную проверку, может запросить пояснения (п. 3 ст. 88 НК РФ) и дополнительные документы (ст. 93 НК РФ) – это один из этапов проверки. Информировать налогоплательщика об обнаруженных ошибках при заполнении документов и налоговых правонарушениях и требовать от него соответствующих объяснений – обязанность налогового органа.

Если выяснится, что было налоговое правонарушение, инспектор составит акт. В акте налоговой проверки указываются факты нарушений законодательства о налогах и сборах, которые подтверждаются документами.

Налоговиков хотят заставить платить за свои ошибки из собственного кармана

Сотрудники налоговой службы должны платить штрафы из личного, а не бюджетного кармана за свои административные нарушения. Это поможет снизить количество ошибок налоговой при начислении налогов, от которых страдают морально и денежно простые россияне и бизнес. Такой законопроект внесен в Госдуму амурскими депутатами. Об этом пишут Вести.

Заксобрание Амурской области внесло в Госдуму законопроект, предусматривающий административную ответственность виновных сотрудников налоговой за вред, причиненный в результате их незаконных действий (или бездействия) гражданину или юридическому лицу, равно как и за вред, нанесенный бюджету Российской Федерации.

Документ размещен в электронной базе данных нижней палаты парламента. Законопроектом предлагается внести изменения в закон РФ «О налоговых органах Российской Федерации».

Как подчеркивается в пояснительной записке, в российском законодательстве сейчас предусмотрена ответственность должностных лиц налоговых органов за причинение убытков в результате совершения неправомерных действий. В частности, об этом говорится в статье 35 Налогового кодекса. Однако ущерб по этой статье возмещается из федерального бюджета. Разработчики же законопроекта хотят, чтобы сотрудники налоговой службы лично несли административную ответственность, то есть получали предупреждения, оплачивали штрафы либо их лишали права работать в госорганах – как следствие административной дисквалификации.

Депутаты заксобрания Амурской области отмечают, что «должностные лица налоговых органов, имея широкие полномочия, на практике не несут никакой ответственности за такой состав административного правонарушения». Соответственно, продолжают они, «процент злоупотреблений должностных лиц налоговых органов остается очень высоким».

Ошибки налоговиков

С привлечением сотрудников налоговой к уголовной ответственности проблем не возникает. То и дело возбуждаются дела о взятках со стороны налоговиков. К примеру, в прошлом году внутренняя служба безопасности уличила сотрудников московской налоговой в вымогательстве, против них возбудили уголовное дело по подозрению в получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ). Налоговые инспекторы отдела выездных проверок ИФНС № 33 получили взятку в размере 6 млн рублей от гендиректора одной коммерческой фирмы в обмен на снижение суммы уплаты НДС и налога на прибыль этой компанией с 37 млн до 6,5 млн рублей.

А вот административная ответственность для налоговиков нужна, например, для того, чтобы научить сотрудников этой службы не совершать ошибки при составлении уведомлений и требований по уплате тех или иных налогов. Нередки ситуации, когда россияне получают от налоговиков требования по уплате непонятно откуда взявшихся налогов в бюджет, присылают неправильно расчитанный транспортный налог или начисляют несправедливые недоимки. Чтобы доказать ошибки налоговиков, как гражданам, так и юрлицам, приходится тратить много сил и времени, а также свои деньги. Зачастую налоговая служба принудительно списывает со счета налогоплательщика штраф.

Попытаться исправить ошибку налоговиков можно долгой перепиской с ними, требованиями обосновать начисленный налог или недоимку и показать, на основании какого документа это было сделано. Можно разобраться с налоговиками в суде – либо самому подать иск, либо дождаться, пока налоговая служба подаст иск о взыскании задолженности, и доказать, что этот долг незаконен. Как правило, он признается незаконным, если у налоговой службы нет документов, подтверждающих обратное. В случае выигрыша дела в суде у налоговой все издержки возмещаются за счет бюджета.

Наказать нерадивых сотрудников налоговой за неудобства и потребовать возмещения морального ущерба сложно, и даже если удается, то исходя из той же статьи 35 Налогового кодекса, убытки гражданина или юрлица возместят опять же из федерального бюджета. Амурские же депутаты хотят, чтобы налоговики платили гражданам (или юрлицам) за неудобства и моральный ущерб из собственного кармана.

В этом есть здравое зерно. Если пару раз сотрудник налоговой заплатит штраф из своей зарплаты, то в следующий раз хорошо проверит начисление того или иного налога или недоимки. Это явно снизит количество бюрократических ошибок, совершаемых сотрудниками налоговых.

От нерадивых действий сотрудников налоговой часто страдает бизнес. «Например, налоговики слишком долго проводят проверку без имеющихся на то оснований, в результате чего страдает процесс деятельности проверяемого налогоплательщика, потому что был отвлечен бухгалтер или другие работники, а из-за этого сорвались сделки», – приводит пример адвокат компании «Налоговик» Сергей Варламов.

«Инспекция может незаконно приостановить операции по счетам компании, что парализует ее предпринимательскую деятельность, влечет срыв сделок и т.п. Лишившись средств, компания не может нормально функционировать, вынуждена платить неустойки своим партнерам или же пополнять оборотные средства, беря в долг у банков и других кредиторов, и т.д.», – рассказывает адвокат коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Олег Москвитин.

Он приводит реальный недавний пример из практики. Фирма взыскала с налоговиков убытки в виде суммы процентов по кредитному договору, который ей пришлось заключить для пополнения оборотных средств. Потому что собственные средства компании ушли на уплату налогов по незаконному решению инспекции.

Всевозможные нарушения при проведении проверок налоговой службой также наносят вред налогоплательщикам. В числе самых распространенных нарушений, указывает Варламов, – осмотр помещений, на который у налоговых инспекторов не было права, или изучение документов за более длительный срок, чем они могли изучать по закону. Также утрата или повреждение имущества налогоплательщика, наложение ареста на имущество или продукцию, не имея на то законных оснований и объективных причин, доказывающих необходимость такого ареста, добавляет адвокат.

Еще пример нанесения ущерба налогоплательщику сотрудником налоговой, когда юрлицу приходится заплатить деньги за открытие нового счета из-за незаконного приостановления налоговиками операций по уже имеющемуся счету. Или налоговики вовремя не отменили приостановление операций по счету налогоплательщика, из-за чего у него образовалась упущенная выгода, потому что он не смог вовремя оплатить доставку товара покупателю, который в итоге разорвал сделку.

Безнаказанность порождает нарушения

Руководитель направления по финансовому рынку и налоговому праву независимого экспертного центра «Общественная Дума» Дмитрий Липатов полностью согласен с амурскими депутатами. «Налоговики, злоупотребляющие своим положением и нарушающие закон, в итоге остаются безнаказанными. Такая безнаказанность является причиной постоянных повторений подобных нарушений. Если же налоговики будут знать, что за злоупотребления и нарушения они будут всегда и в обязательном порядке платить из своего кармана, то они будут тщательней исполнять свои должностные обязанности и более ответственно подходить к своим решениям. Это в любом случае снизит процент злоупотреблений должностных лиц налоговых органов», – уверен Липатов.

Олег Москвитин из «Муранов, Черняков и партнеры» также считает крайне необходимым, чтобы сотрудники налоговой несли личную административную ответственность. Однако он сомневается, что призрачная и отдаленная перспектива наказания кого-то отпугнет или остановит.

Дело в том, что взыскание убытков из бюджета обычно происходит лишь через несколько лет после допущенного нарушения налоговой службой. «Сначала компания идет в суд и доказывает незаконность решения или действий налоговиков, потом идет еще один суд о взыскании убытков, и так в нескольких инстанциях. Потом уйдет еще несколько месяцев на привлечение сотрудника инспекции к ответственности. В результате не будет соблюдаться принцип своевременности наказания. Более того, к моменту привлечения к ответственности человек может давно уволиться из налоговых органов», – поясняет Олег Москвитин.

Читать еще:  Инспекция ФНС России по Ленинскому району г. Новосибирска номер 5404

Даже сейчас, указывает адвокат, когда налоговики в основном проигрывают в административных делах, инспекция продолжает нарушать закон. Налоговая прекрасно осознает, что в дальнейшем ее решения или действия будут отменены судами, но к этому моменту бизнес уже успеет понести убытки.

Еще один минус законодательной инициативы, указывает Москвитин, в том, что заксобрание предлагает наказывать лишь тех чиновников, убытки от незаконных действий которых были покрыты из федерального бюджета. «Однако далеко не каждая компания готова идти в суд за взысканием убытков. Простое нежелание лишний раз ссориться со своей инспекцией. И не каждый суд удовлетворяет требования о взыскании убытков. Это вообще больная тема для отечественного правосудия – по убыткам очень сложная процедура доказывания. Это значит, что далеко не каждый нарушитель из числа налоговых чиновников понесет административную ответственность. А лишь те из них, по кому были взысканы убытки», – говорит Москвитин.

Как использовать ошибки налоговой в интересах компании

Корень проблемы

С тех пор как в налоговые правоотношения вошло понятие «недобросовестный налогоплательщик» и «необоснованное получение налоговой выгоды», суммы доначислений налогов, пени, штрафа по результатам проверки увеличились во много раз.

Ситуация усугубилась, когда в 2007 году статью 101 Налогового кодекса дополнили нормой, позволяющей руководителю инспекции (или его заместителю) принимать обеспечительные меры в виде запрета на реализацию имущества. В первую очередь данный запрет налагается на объекты недвижимого имущества, затем на транспортные средства, средства, не находящиеся в обороте, и оборотные средства. Каждая последующая категория попадает под обеспечительные меры, если стоимости имущества из предыдущей категории недостаточно для покрытия доначисленных налогов, пени, штрафа (подп. 1 п. 10 ст. 101 НК РФ). Этот пункт не следует путать с правилами статьи 47 Налогового кодекса, так как речь идет не о порядке изъятия имущества, а о своеобразном «залоге».

Руководитель налогового органа вправе принять обеспечительные меры в отношении имущества налогоплательщика сразу после вынесения решения по результатам налоговой проверки его деятельности. Руководитель компании узнает об этом только из акта налоговой проверки. Таким образом, с момента принятия налоговым органом решения по результатам проверки и до момента непосредственной реализации имущества судебным приставом-исполнителем (если решение суда было в пользу налоговой) у налогоплательщика фактически отсутствует возможность продать имущество третьим лицам. Кроме того, законность такой реализации может оказаться под вопросом. Таким образом, под угрозой оказываются активы компаний, а в ряде случаев – и ее дальнейшая деятельность.

Способы защиты имущества компании напрямую зависят от характера ее бизнеса. Если объект недвижимости, на который наложили арест, приобретен компанией по договору купли-продажи, она не проводила его реконструкцию или капитальный ремонт, а единственным ее бизнесом является сдача объекта в аренду, то экстренные меры защиты, скорее всего, не потребуются. В противном случае о сохранности имущества стоит позаботиться заранее. Если налогоплательщик решает удовлетворить требования налоговой, он должен ответить на следующие вопросы:

  • хватит ли средств, полученных от реализации активов, на погашение требований инспекторов?
  • насколько велик риск утраты рыночных позиций в результате приостановки деятельности в связи с отсутствием средств для удовлетворения требований налоговиков?
  • сможет ли компания после этого продолжить существование?

Не стоит забывать об уголовной ответственности руководителя за намеренное уклонение от уплаты налогов. Так, если сумма доначисленных налогов превысит 500 тыс. руб., то в соответствии со статьей 199 УК РФ это грозит руководителю компании ответственностью в виде:

  • штрафа на сумму от 100 тыс. до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы осужденного за период от одного до двух лет;
  • ареста на срок от четырех до шести месяцев;
  • лишения свободы на срок до двух лет.

При этом уплата налогов («деятельное раскаяние») может и не спасти «уклониста» от возбуждения уголовного дела. Например, ответственности не удастся избежать, если сумма не уплаченных в течение трех лет налогов и сборов составила более 7 500 тыс. руб. (ч. 2 ст. 199 УК РФ).

Как защитить свои права

Если руководством компании было принято решение во что бы то ни стало сохранить бизнес, все силы необходимо направить на отстаивание своих интересов в суде.

Надо отметить, что во втором полугодии 2008 года в условиях финансового кризиса количество компаний, инициирующих арбитражный процесс по налоговому спору, существенно сократилось, хотя налоговых проверок меньше, естественно, не стало. Из этого можно сделать вывод, что многие предприниматели сегодня идут по пути наименьшего сопротивления и «уходят под воду» до лучших времен.

Налоговый спор в арбитражном суде длится, как правило, не менее семи месяцев. При этом инспекция старается использовать все возможности для обжалования решения суда первой инстанции, если оно было принято в пользу налогоплательщика.

Если налоговая инспекция после вынесения решения о доначислении налогов применила к компании обеспечительные меры в виде приостановления операций по счету (ст. 76 НК РФ), счет компании останется заблокированным на все время судебного разбирательства. У компании есть право ходатайствовать в арбитражный суд о принятии обеспечительных мер, которые позволят организации пользоваться расчетным счетом, но при этом налоговые органы не смогут списать с него сумму своих требований до принятия соответствующего решения (ст. 90 АПК РФ).

Практика по этому поводу в арбитражных судах различна. Так, в Арбитражном суде г. Москвы добиться отмены обеспечительных мер ­по налоговому спору практически невозможно.

Арбитражный процесс никак не связан с процессом возбуждения уголовного дела против руководства компании. Если сумма начисленных налогов превышает предел уголовной ответственности, то подозреваемых «уклонистов» будут вызывать для дачи письменных пояснений. Правоохранительные органы также могут истребовать копии документов, провести выемку оригиналов и иные оперативные мероприятия.

Не стоит рассчитывать на то, что юрист налогового органа в арбитражном процессе просто повторит аргументы, изложенные в решении. Если сумма начислений значительная, юрист возьмется за дело всерьез и будет искать и предъявлять дополнительные аргументы, которые арбитражный суд также учтет при принятии решения. Соответственно, налогоплательщику в свою очередь необходимо найти свои доказательства, которые можно будет противопоставить аргументам налоговиков.

Положительным решением в арбитражном процессе для налогоплательщика может быть только отмена судом решения налоговиков. В таком случае налоговый орган должен будет «отсторнировать» в лицевом счете налогоплательщика доначисленные суммы. Если налоги, пени и штрафы по отмененному решению были в свое время взысканы налоговым органом, компания имеет право обратиться с арбитражный суд со вторым иском, в котором может потребовать взыскания с налоговиков процентов на сумму неправомерного взыскания по ставке рефинансирования ЦБ РФ (с 1 декабря 2008 года она составляет 13%). На практике суммы процентов могут достигать довольно крупных размеров. Так, автор статьи защищал интересы налогоплательщика по взысканию процентов с государства на сумму 400 тыс. руб.

Думать о том, как защищать свои интересы в суде, следует начинать еще в ходе налоговой проверки, ведь не секрет, что практически все выездные налоговые проверки заканчиваются для компании «обвинительным заключением» от инспекторов.

Правильная тактика поведения во время проверки – залог дальнейшего успеха в арбитражном суде, сохранности активов компании, а зачастую и самого бизнеса.

Распространенные нарушения процедуры проверки

В соответствии с «антикризисными» изменениями в Налоговом кодексе налоговикам запрещено использование доказательств, полученных с нарушением НК РФ (ст. 101 НК РФ, после вступления в силу изменений, предусмотренных Федеральным законом от 26 ноября 2008 г. № 224-ФЗ). Данную норму можно использовать в судебном споре против налоговой инспекции. А проверяющие допускают ошибки довольно часто.

Многократное приостановление проверки

Согласно статье 89 выездная налоговая проверка в организации может длиться до шести месяцев. Решением руководителя инспекции (или его заместителя) процедура проверки может быть однократно приостановлена, если требуется:

  1. истребование документов (информации) у контрагентов;
  2. проведение экспертиз;
  3. перевод на русский язык документов, предоставленных налогоплательщиком на иностранном языке.
Читать еще:  Облагается ли премия страховыми взносами в 2018-2019 годах?

На эти процедуры у налоговиков есть шесть месяцев. В исключительных случаях к этому сроку может быть добавлено еще три месяца, если инспекторы не успели получить необходимые документы от иностранных государственных органов в рамках международных договоров Российской Федерации.

Таким образом, максимальная продолжительность выездной налоговой проверки не может превышать 1 год и 3 месяца.

Наиболее распространенное нарушение процедуры налоговой проверки связано именно с этим пунктом.

Нередко инспекторы приостанавливают проверку несколько раз, вместо разрешенного одного.

В компании проводилась выездная налоговая проверка. В связи с необходимостью провести допросы контрагента руководитель налоговой инспекции принял решение приостановить проверку. Процедуры допроса заняли месяц, после чего проверка была возобновлена. Однако спустя две недели инспекторам понадобилось провести повторный допрос, и проверка была приостановлена во второй раз. На этом основании у компании появилось право потребовать в суде аннулирования результатов проверки.

В вопросе необоснованного получения налоговой выгоды основным «козырем» проверяющих является допрос руководителя контрагента. Налогоплательщику стоит обратить внимание на дату проведения допроса. Так как в большинстве случаев допросы проводит не налоговый инспектор, а сотрудник правоохранительных органов, то дата проведения допроса может быть раньше даты начала проверки или позже срока ее окончания, что также является нарушением.

Истребование документов в период приостановления проверки

9. На период действия срока приостановления проведения выездной налоговой проверки приостанавливаются действия налогового органа по истребованию документов у налогоплательщика, которому в этом случае возвращаются все подлинники, истребованные при проведении проверки, за исключением документов, полученных в ходе проведения выемки, а также приостанавливаются действия налогового органа на территории (в помещении) налогоплательщика, связанные с указанной проверкой.

Из приведенного положения ясно, что инспекторы не имеют права истребовать в компании дополнительную информацию в период, когда проверка приостановлена.

Однако на практике очень часто инспекторы запрашивают в компании документы, которые забыли изъять заранее. Как правило, это счета-фактуры и книга покупок, так как по ним проще всего проверять контрагентов: в книге покупок указаны наименования и объемы по совершенным операциям, в счетах-фактурах – ИНН поставщиков.

Если руководство компании сталкивается с подобными нарушениями, можно рекомендовать следующее.

Отказать инспектору в предоставлении документов. Эта рекомендация встречает активное сопротивление со стороны бухгалтеров, так как, по их мнению, «отказать инспектору – значит испортить с ним отношения и поиметь впоследствии больше проблем». «Паника» бухгалтера бессмысленна: отказ в данных обстоятельствах абсолютно обоснован, в то время как требование инспектора неправомерно. Передача налоговому органу, например, книги покупок существенно облегчит ему задачу по выявлению подозрительных сделок.

Если бухгалтер все-таки отдал документы инспектору, сообщать об этом руководителю налогового органа смысла не имеет. Но если по результатам проверки компании будут предъявлены претензии, она сможет указать на данное нарушение в ходе судебного обжалования. Это может сыграть в пользу налогоплательщика, однако рассчитывать на выигрыш спора только на основании нарушения налоговиками порядка приостановления проверки не стоит.

Представление документов без постановления и описи

1. Должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы посредством вручения этому лицу (его представителю) требования о представлении документов.

2. Истребуемые документы представляются в виде заверенных проверяемым лицом копий. Копии документов организации заверяются подписью ее руководителя (заместителя руководителя) и (или) иного уполномоченного лица и печатью этой ­организации, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации.

Несмотря на вышеуказанное положение, инспекторы нередко забывают предъявить руководству компании требование о предоставлении ­документов, ­а бухгалтерия компании забывает заверить копии и составить опись.

Это может привести как к положительным, так и отрицательным последствиям.

С одной стороны, в будущем компания не сможет доказать, что требования налоговой неправомерны, а подтверждающие документы по спорным операциям были представлены во время проверки.

С другой стороны, если претензии налоговых органов касаются непосредственно представленных без описи документов, это может помочь выиграть арбитражный процесс.

Однако данное нарушение никогда не будет для организации спасительным. Лучше заранее постараться избежать споров по этому поводу, запросив у инспектора требование о предоставлении документов, и, даже если требования нет, предоставлять документы по описи. Если исполнитель все же идет на поводу у инспектора и передает документы без описи, то руководителю не стоит их заверять.

Инспектор в ходе проверки в компании попросил снять копии с некоторых документов. Помощник бухгалтера отксерокопировала «все, что было в файле», в том числе две разные версии первого листа одного договора. Проверяющий забрал незаверенные копии без описи.

Предмет договора, изложенный на одном листе, позволял отнести расходы к затратам, уменьшающим базу по налогу на прибыль, второй – нет. Инспектор скрепил договор так, как посчитал «правильным», и доначислил компании налог на прибыль.

В возражениях на акт налоговой проверки компания указала, что налоговый орган основывает свои требования на проекте договора, который так и не был подписан и исполнен сторонами. Когда заместитель руководителя налоговой инспекции, рассматривающий акт проверки и возражения, обнаружил, что копия договора у инспектора не заверена, возражения налогоплательщика были удовлетворены.

Идя на поводу у инспекторов в ходе проверки, налогоплательщик часто сам допускает ошибки, которые приводят к доначислению налогов. Мы рекомендуем компаниям:

  • запретить сотрудникам бухгалтерии предоставлять инспектору ­документы без описи;
  • не писать возражения на акт налоговой проверки, если это может спровоцировать дополнительное расследование, допросы руководителей контрагентов и прочие действия налоговых органов, в ходе которых инспекторы могут обнаружить дополнительные доказательства своей правоты.

Опасная открытость

Многолетняя практика отстаивания интересов малого и среднего бизнеса перед налоговой говорит о том, что раскрытие данных о сделке может обернуться дополнительными рисками. Обычно налоговые консультанты не рекомендуют принимать предложения ФНС о добровольном раскрытии информации о сделках. Компании, которые пойдут на такой шаг, собственными руками уничтожат возможность для оптимизации и уменьшения налоговой нагрузки.

Объективно говоря, ФНС и не сможет предложить никаких конкретных послаблений в обмен на раскрытие информации, поскольку бизнес-процессы уникальны и общий механизм «налоговой реконструкции» описать невозможно.

По нашему мнению, новые рекомендации не защитят бизнес от претензий — напротив, теперь эти претензии станут более обоснованными, поскольку ФНС получит доступ к информации, которая может быть использована для обвинений в уклонении от уплаты налогов, в том числе и в предыдущие налоговые периоды.

Сейчас инспекторы порой выходят за пределы своих полномочий — задают вопросы, которые не относятся к их компетенции, например составляют коммерческую тайну. Расчет фискальных органов прост: многие предприниматели просто не знают, на какие вопросы ИФНС они обязаны отвечать, а на какие не обязаны. Зачастую они добровольно сообщают лишнюю информацию, на которой потом основываются конкретные налоговые претензии.

Встречаются также требования, которые явно выходят за пределы компетенции налоговых органов. Например, к одному из наших клиентов налоговая компания направила требование пояснить, по каким причинам ООО закупает запасные части для транспортных средств у разных поставщиков, а не у одного.

По сути, предприниматели поставлены перед выбором — начинать платить в бюджет по полной, согласно требованиям налоговой, либо находиться в постоянной готовности доказывать законность своих действий по уменьшению налоговой нагрузки.

Что делать при появлении ошибки неправильного указания сведений

Данная ошибка с кодом 0100600000 свидетельствует о том, что в электронном документе, который был отправлен в налоговую службу внесены неправильные данные. Относительно имён руководителей предприятий или индивидуального предпринимателя. Прежде всего стоит самостоятельно убедиться в том, что информация была предоставлена верно. Проверьте в очередной раз данные в поле имён руководителей. Есть также возможность посмотреть эти данные на сайте ФНС.

Порядок действий для решения ошибки «Неправильное указание сведений…»:

  1. Необходимо посетить сайт ФНС по этой ссылке egrul.nalog.ru;
  2. В строке « Поисковый запрос » нужно ввести ЮЛ, ИП, ФИО или ИНН организации;
  3. Поставьте ниже галочку, если нужно искать точное совпадение данных по БД;

Поставьте галочку на пункте «Искать по точному соответствию»

  • В результатах вы сможете узнать имена и прочую информацию. И сравнить эти данные со своим отчётом.
  • Нередко эти данные путают при формировании отчёта в бухгалтерии. Когда ошибка будет найдена и документ исправлен — отправьте повторно документ на проверку.

    Бывают случаи, когда в документе все данные указаны верно. А на запрос в инспекции внятный ответ по ошибке дать не могут. В таком случае необходимо создать письменный запрос в службу ФНС с просьбой разобраться в этом деле.

    Мы как на ладони

    Начнём с того, что налоговой службе не сложно понять, что человек живёт не по средствам, потому что в ФНС стекается огромное количество информации от разных служб. Налоговая знает о том, сколько человек зарабатывает, какая у него машина, квартира, сколько открыто банковских счетов и много ли там хранится денег. Сопоставить факты — дело техники. На помощь инспекторам приходит цифровизация и автоматизация.

    Дальше — больше. Уже готов законопроект о реестре домохозяйств. Как только закон одобрят и подпишут, ФНС начнёт обрабатывать информацию не только по каждому гражданину в частности, но и по всем его родственникам.

    Итак, спрятать секретики от налоговой сложно. Следующий вопрос — может ли ФНС просто так доначислить налог, опираясь только на свои подозрения?

    ФСБ пришла в ФНС: за что прессуют столичную налоговую

    Обыски и задержания налоговиков проходят по всей Москве

    С конца прошлого года в Москве не прекращаются следственные действия в структурах ФНС, их итогом становятся массовые посадки сотрудников налоговой — только в апреле сообщалось о пяти задержаниях по делам о взятках. Ранее ФСБ и правоохранительные органы работали по межрайонным инспекциям, но накануне обыски затронули офис столичного управления, что вызывает опасения его работников. Кого и за что “приняли” силовики — в материале ПАСМИ.

    Охота на инспекторов

    Сотрудники налоговых органов столицы пребывают в легкой панике. Как сообщил ПАСМИ источник в УФНС по Москве, 15 апреля в здании управления на Хорошевском шоссе проводились следственные действия с участием сотрудников ФСБ. С чем они были связаны, собеседник редакции сказать затруднился, но, похоже, обыски, выемки и задержания в налоговых органах столицы носят масштабный характер.

    В середине марта в сети появились сообщения о том, что еще с конца прошлого года сотрудники ФСБ и антикоррупционных отделов МВД проводят следственные действия в районных инспекциях ФНС, интересуясь деятельностью рядовых сотрудников.

    По данным телеграм-канала Baza, правоохранители работали по стандартной схеме: приходили в инспекции с серьезной силовой поддержкой, выгоняли посетителей, перекрывали вход. Затем всех сотрудников собирали в одном помещении, изымали у них телефоны и изучали переписку и информацию о денежных переводах.

    Они в курсе:
    — руководитель УФНС по Москве
    Марина Третьякова
    — глава УФСБ по Москве и Московской области
    Алексей Дорофеев
    — начальник ГУ МВД Москвы
    Олег Баранов

    Тогда выдвигались две версии происходящего. Первая — массовое обогащение налоговиков на регистрации “левых компаний”, вторая — сотрудничество со всеми инспекциями некоего обнальщика. И, судя по дальнейшему развитию событий, лицо, объединяющее сомнительные схемы во многих ИФНС, нашлось.

    Первая пара

    Первые плоды масштабные оперативные мероприятия принесли уже в начале апреля. Первого числа появилась информация об аресте сразу двух московских налоговиков по делу о коррупции.

    Басманный суд заключил под стражу на месяц начальника отдела регистрации и учета налогоплательщиков в инспекции ФНС № 24 на Старокаширском шоссе Романа Евлуженкова. А Хамовнический суд отправил в СИЗО главного государственного налогового инспектора отдела оперативного контроля ИФНС России № 10 Мурата Мурадова.

    Обоим сотрудникам ФНС вменили ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки в крупном размере). Но если подробности дела Евлуженкова не сообщались, что в случае с Мурадовым было обнародовано имя взяткодателя — им оказался предприниматель из Санкт-Петербурга Даниил Мартинсон, находящийся под домашним арестом с июля 2020 года. В Москве ИП Мартинсона занималось службой такси и арендой легковых автомобилей с водителем, оно было ликвидировано 25 марта текущего года.

    Миллионер из ИП

    12 апреля появились сообщения об аресте еще двух представителей Федеральной налоговой службы, правда, на этот раз бывших. Владимир Купцов и Михаил Александров ранее занимали должности государственного налогового инспектора ИФНС России №15 и старшего государственного налогового инспектора ИФНС России №26.

    В СИЗО их отправил все тот же Хамовнический суд, обвинение предъявлено также по статье о получении взятки в крупном размере, а разоблачил их опять же Даниил Мартинсон. Признательные показания о том, что в течение длительного времени передавал деньги двум столичным инспекторам, Мартинсон дал в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве.

    А 15 апреля стало известно еще об одной “жертве” Мартинсона. Правоохранители задержали старшего налогового инспектора отдела оперативного контроля ИФНС № 23 Максима Бекшаева. Ему вменяют уже особо крупный размер взятки — ч. 6 ст. 290 УК РФ.

    В отличие от предыдущих историй называется и сумма незаконного вознаграждения — около 1,8 млн рублей, и то, за что были уплачены эти деньги. Бекшаев якобы скрыл от межрайонной ИФНС № 46 тот факт, что по адресу, который предоставил взяткодатель, не зарегистрированы никакие юридические лица.

    Они должны быть в курсе:
    — руководитель ФНС Даниил Егоров
    — директор ФСБ
    Александр Бортников
    — глава МВД
    Владимир Колокольцев

    Кстати, все сообщения о задержаниях и арестах в столличных налоговиков информагентства и СМИ дают со ссылкой на источники. Официально ни в Федеральной налоговой службе, ни в правоохранительных органах эту информацию ни разу не прокомментировали.

    ПАСМИ также пыталось получить комментарий у пресс-службы ФНС, но безуспешно — по телефону нам сказали, что информацией не располагают, а на письменный запрос не ответили.

    Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях сотрудников ФНС в Москве и других регионах, — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

    Проверка выявила недостоверные сведения в ЕГРЮЛ

    В таком случае ФНС извещает организацию, руководителя и учредителей о выявленных несоответствиях. Одновременно она предлагает в течение месяца внести верные данные или доказать правильность уже указанных сведений.

    Если установлены недостоверный адрес, то подтверждением будут:

    1. Копии свидетельства о праве собственности или договор аренды. В последнем случае, желательно, приложить документы подтверждающие оплату аренды.
    2. Объяснения собственника помещения и руководителя организации.
    3. Копии почтовых конвертов. Они подтвердят почтовую доступность Вашей компании.

    В случае несоответствия сведений об руководителе или учредителе необходимо выяснить причину. Далее действуем по ситуации.

    Например, если ФНС обнаружила дисквалификацию, то нужно выяснить все обстоятельства. В том числе не перепутали ли Вашего главу организации с кем то иным.

    Проверить дисквалификацию можно здесь.

    Оформление результатов проверки

    После окончания камеральной проверки составляется акт с указанием установленных нарушений и суммами доначисленных налогов. В течение 5 рабочих дней акт проверки вручается налогоплательщику.

    В течение месяца налогоплательщик вправе предоставить разногласия на акт камеральной проверки.

    В течение 10 рабочих дней после истечения срока для предоставления разногласий руководителем инспекции выносится решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения.

    Если налогоплательщик не согласен с данным решением, он вправе направить апелляционную жалобу в вышестоящий налоговый орган. Данная жалоба рассматривается в пределах месяца с момента подачи. Срок рассмотрения может быть продлен, о чем налогоплательщику высылается уведомление.

    Если налогоплательщик не согласен с решением вышестоящего налогового органа, он вправе обратиться в суд.

    Если при проведении камеральной проверки нарушения не выявляются, она автоматически закрывается, налогоплательщик об этом не извещается, документы по проверке ему не вручаются.

    В обязательном порядке отвечайте на уведомления ФНС о недостоверности сведений о компании

    Такие уведомления направляются не только самому юридическому лицу, но и его руководителю и учредителям (участникам). Срок ответа на Уведомление и представление необходимых подтверждающих документов — 30 дней.

    Эти простые правила помогут Вам сохранить контроль над своим бизнесом.

    Евгения Бондаренко, управляющий партнер ООО «Юсконсалт»

    Анастасия Черенкова, юрист ООО «Юсконсалт»

    голоса
    Рейтинг статьи
    Ссылка на основную публикацию
    ВсеИнструменты
    Adblock
    detector